Что такое суд инквизиции

Содержание
  1. Суд инквизиции
  2. Как появился и функционировал самый знаменитый суд в истории Европы
  3. Ордалия и пытка
  4. Обязательная исповедь
  5. Судебная процедура
  6. Преследование еретиков
  7. Архивы инквизиционных процессов
  8. Противоречия в документах
  9. 13 вопросов об инквизиции
  10. 1. Что значит слово «инквизиция» и кто его придумал?
  11. 2. Почему ее называют святой?
  12. 3. Что за люди становились инквизиторами и кому они подчинялись?
  13. 4. Где существовала инквизиция?
  14. 5. Почему самая известная инквизиция — испанская?
  15. 6. За кем охотились и как определяли, кого казнить?
  16. 7. Инквизиторы могли обвинить короля или, например, кардинала?
  17. 8. Ведьмы действительно были или просто сжигали красивых женщин?
  18. 9. Почему ведьм именно сжигали?
  19. 10. Правда ли, что обвиняемых постоянно пытали, пока не признаются?
  20. 11. Сколько всего людей сожгли?
  21. 12. Как к инквизиции относился простой народ?
  22. 13. Когда инквизиция закончилась?
  23. Глава 9. СУДОПРОИЗВОДСТВО ИНКВИЗИЦИИ
  24. Читайте также
  25. Глава первая ВОЗНИКНОВЕНИЕ ИНКВИЗИЦИИ
  26. Глава третья УСТРОЙСТВО ИНКВИЗИЦИИ
  27. Глава IX СУДОПРОИЗВОДСТВО ТЕПЕРЕШНЕЙ ИНКВИЗИЦИИ
  28. ГЛАВА ВТОРАЯ НАЧАЛО ИНКВИЗИЦИИ
  29. Глава 7. УСТАНОВЛЕНИЕ ИНКВИЗИЦИИ
  30. Глава 8. УСТРОЙСТВО ИНКВИЗИЦИИ
  31. Глава 9. СУДОПРОИЗВОДСТВО ИНКВИЗИЦИИ
  32. ГЛАВА XXXIV Каким образом судопроизводство сделалось тайным
  33. ГЛАВА XL Каким образом было введено судопроизводство декреталий

Суд инквизиции

Как появился и функционировал самый знаменитый суд в истории Европы

jpg

Суд инквизиции – очень любопытная и притягательная для человека XXI века тема. Когда мы говорим «инквизиция», мы представляем себе очень страшную картинку, которая возникает в нашем воображении в основном благодаря художественной литературе или фильмам. Мы как будто видим монахов в темных рясах с пыточными орудиями в руках, сырые темные подземелья, в которых томится и страдает множество заключенных. Но все подобные ужасы довольно далеко отстоят от того, чем на самом деле являлась инквизиция в Средние века.

Ордалия и пытка

Термином «инквизиция» обозначается прежде всего совершенно особая процедура уголовного судопроизводства, которая возникла в Западной Европе в XIII веке. Конечно, она появилась не на пустом месте, но была заимствована из римского права, поскольку в Риме – и в республике, и в империи – применялась процедура следствия, так как в переводе с латыни «inquisitio» означало буквально «допрос». Единственное отличие от западного Средневековья заключалось, пожалуй, в том, что в Риме к пытке прибегали лишь в случае допроса рабов, в Европе же она стала применяться к представителям любых сословий.

jpg

jpg

Обязательная исповедь

В 1215 году, на IV Латеранском церковном соборе, было принято постановление, согласно которому каждый человек в обязательном порядке должен был раз в год исповедаться в своих грехах. До этого момента ежегодная исповедь оставалась делом сугубо произвольным. Однако отныне прихожане, нарушающие данное правило, уже автоматически рассматривались как грешники. И точно так же, как в церкви на исповеди, человек должен был признаться в своих преступлениях на допросе. Эта смысловая близость между церковной исповедью и судебным признанием подчеркивалась тем, что оба эти понятия в латинском языке обозначались одним и тем же словом «confessio».

Инквизиционная процедура прижилась в западноевропейских судах далеко не сразу. Хотя официально она была введена в XIII веке, но и значительно позже, в XIV и XV веках, мы находим в источниках следы старой процедуры – процедуры Божьего суда. В частности, очень часто представители знати в качестве доказательства своей невиновности предлагали проведение судебного поединка. Иногда им удавалось добиться такого решения, однако в большинстве случаев судьи запрещали судебный поединок на том основании, что он являлся пережитком старой обвинительной процедуры. Дуэль, которая была очень распространена во Франции Нового времени или в России XIX века, собственно, является наследием именно этой средневековой процедуры, своеобразным развитием института судебного поединка.

jpg

Судебная процедура

Преследование еретиков

Инквизиция (если писать это слово с заглавной буквы) означает церковный суд, основанный на инквизиционной процедуре. Этот суд был создан для того, чтобы выявлять и наказывать тех людей, чьи религиозные представления не соответствуют церковным догматам, то есть тех, кто «заблуждается в вере». Такими прежде всего оказывались члены различных еретических сект, а вслед за ними – ведьмы и колдуны. Именно в XIII веке, когда были учреждены первые суды церковной Инквизиции, мы наблюдаем небывалый рост преследования еретиков в самых различных регионах Европы.

jpg

Архивы инквизиционных процессов

Самая большая сложность при изучении средневекового судопроизводства и, в частности, инквизиционного суда заключается в очень слабой разработанности источниковой базы. Во многих странах Западной Европы сохранились огромные судебные архивы, материалы именно судебной практики, а не юридической теории. Это записи подлинных судебных процессов, которые собирались в регистры по годам и которые велись секретарями судов, отвечавшими за их сохранность. Однако, несмотря на их наличие, далеко не все историки права используют их данные в своей работе, предпочитая изучать изданные нормативные документы: законодательство, юридические трактаты, руководства по ведению процесса, официальную переписку и так далее.

Подобный подход таит в себе большую опасность. Прежде всего потому, что средневековое право на протяжении всего своего существования оставалось прецедентным, то есть во многих случаях опирающимся на конкретное судебное решение, а не на закон. Если историк права в своем исследовании использует только нормативные документы и не учитывает материалы судебной практики, он не может представить себе полную картину происходящего, поскольку ни законодательство, ни трактаты не отражает обычно реальное положение дел. Только сочетание архивных судебных документов и нормативных документов может приблизить нас к пониманию того, как в Средние века осуществлялся процесс судопроизводства, какие трудности испытывали судебные чиновники в своей повседневной работе, как строились их отношения с истцами, обвиняемыми и их адвокатами.

Противоречия в документах

Пример такой ситуации, когда нормативный документ противоречит данным судебной практики, можно позаимствовать из истории средневековой Франции. В XIII веке, когда только была введена инквизиционная процедура, многие юристы возражали против ее введения, считая, что только Господь является единственным справедливым судьей. Одним из таких юристов был очень талантливый правовед Филипп де Бомануар, известный прежде всего тем, что свел воедино и записал все нормы обычного права французской области Бовези, так называемые «Кутюмы Бовези». Бомануар очень резко критиковал инквизиционную процедуру, называя ее «глупой», и свой труд посвятил одним лишь тонкостям применения обвинительной процедуры в судах Бовези. Если довериться его сочинению, можно решить, что юристы этой французской области полностью проигнорировали королевский указ о введении инквизиционной процедуры. Однако Бомануар проговаривается сам: в заключении к своему трактату он приводит ряд интересных дел, в которых он принимал участие в качестве судьи и в которых использовалась та самая инквизиционная процедура, о существовании которой невозможно догадаться, если ограничиться чтением теоретической части «Кутюм». Иными словами, только работа с конкретными уголовными делами может подсказать нам, каким именно образом в том или ином регионе Западной Европы развивалось судопроизводство. Нормативные документы, использованные изолированно, рискуют превратить наши знания в излишне теоретические.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник

13 вопросов об инквизиции

Кто такие средневековые инквизиторы? За кем они охотились? Действительно ли существовали ведьмы? Их сжигали на кострах? Сколько всего людей было уничтожено?

1. Что значит слово «инквизиция» и кто его придумал?

Это латинское слово inquisitio, которое означает «расследование», «розыск», «сыск». Инквизиция нам известна как церковный институт, но первоначально это понятие обозначало тип уголовного процесса. В отличие от обвинения (accusatio) и доноса (denunciatio), когда дело заводилось в результате, соответ­ственно, открытого обвинения или тайного доноса, в случае inquisitio суд сам начинал процесс на основании заведомых подозрений и запрашивал у насе­ления подтверждающую информацию. Придумали этот термин юристы в позд­ней Римской империи, а в Средние века он утвердился в связи с рецепцией, то есть открытием, изучением и усвоением в XII столетии, основных памят­ников римского права.

2. Почему ее называют святой?

Инквизицию не всегда и не везде называли святой. Этого эпитета нет в приведенном выше словосочетании «розыск еретической скверны», как нет его в официальном названии высшего органа испанской инквизиции — Совета верховной и генеральной инквизиции. Центральное управление папской инквизиции, созданное в ходе реформы папской курии в середине XVI века, действительно называлось Верховная священная конгрегация римской и вселенской инквизиции, но слово «священная» точно так же входило в полные названия и других конгрегаций, или отделов, курии — например, Священная конгрегация таинств или Священная конгрегация индекса.

В то же время в обиходе и в разного рода документах инквизицию начинают называть Sanctum officium — в Испании Santo oficio, — что переводится как «святая канцелярия», или «ведомство», или «служба». В первой половине ХХ века это словосочетание вошло в название римской конгрегации, и в таком контексте этот эпитет не вызывает удивления: инквизиция подчинялась святому престолу и занималась защитой святой католической веры, делом не то что святым, а практически божественным. Так, например, первый историк инквизиции — сам сицилийский инквизитор — Луис де Парамо начинает историю религиозного сыска с изгнания из рая, делая первым инквизитором самого Господа: он расследовал грех Адама и наказал его соответственно.

3. Что за люди становились инквизиторами и кому они подчинялись?

Поначалу, на протяжении нескольких десятилетий, папы пытались поручить инквизицию епископам и даже угрожали снятием с должности тем, кто будет халатно относиться к очищению своей епархии от еретической заразы. Но епископы оказались не очень приспособлены к этой задаче: они были заняты своими рутинными обязанностями, а главное, бороться с ересью им мешали налаженные социальные связи, прежде всего с местной знатью, которая иногда открыто покровительствовала еретикам. Тогда, в начале годов, папа поручил розыск еретиков монахам нищенствующих орденов — доминиканцам и францисканцам. Они обладали рядом достоинств, необходимых в этом деле: были преданы папе, не зависели от местного духовенства и сеньоров и нравились народу своей показательной бедностью и нестяжательством. Монахи соперничали с еретическими проповедниками и обеспечивали содействие населения в деле поимки еретиков. Инквизиторы были наделены обширными полномочиями и не зависели ни от местных церковных властей, ни от папских посланников — легатов. Напрямую они подчинялись только папе, свои полномочия получали пожизненно и в любых форс-мажорных ситуациях могли отправиться в Рим, чтобы апеллировать к папе. Кроме того, инквизиторы могли оправдывать друг друга, так что сместить инквизитора, а тем более отлучить его от Церкви было почти невозможно.

4. Где существовала инквизиция?

В конце XV века новая, или королевская, инквизиция возникла в объеди­ненной Испании — впервые в Кастилии и заново в Арагоне, в начале XVI века — в Португалии, а в 1570-х годах и в колониях — Перу, Мексике, Бразилии, Гоа.

5. Почему самая известная инквизиция — испанская?

Вероятно, из-за черного пиара. Дело в том, что инквизиция стала центральным элементом так называемой «черной легенды» о габсбургской Испании как отста­лой и мракобесной стране, где заправляют чванливые гранды Гранды — высшая знать в средневековой Испании. и фана­тичные доминиканцы. «Черную легенду» распространяли как политические противники Габсбургов, так и жертвы — или потенциальные жертвы — инквизиции. Среди них были крещеные евреи — марраны, эмигрировавшие с Пиренейского полу­остро­ва, например, в Голландию и культивировавшие там память о своих собратьях, мучениках инквизиции; испанские протестанты-эмигранты и ино­странные протестанты; жители неиспанских владений испанской короны: Сицилии, Неаполя, Нидерландов, а также Англии во время брака Марии Тюдор и Филиппа II, которые либо возмущались введением у себя инквизиции по испанскому образцу, либо только опасались этого; французские просве­тители, которые видели в инквизиции воплощение средневекового мракобесия и католического засилья. Все они в своих многочисленных сочине­ниях — от газетных памфлетов до исторических трактатов — долго и упорно создавали образ испанской инквизиции как страшного монстра, угрожающего всей Евро­пе. Наконец, к концу XIX века, уже после упразднения инквизиции и во время распада колониальной империи и глубокого кризиса в стране, демонический образ святой канцелярии усвоили сами испанцы и стали винить инквизицию во всех своих проблемах. Консервативный католический мысли­тель Марселино Менендес-и-Пелайо так пародировал этот ход либеральной мысли: «Почему нет промышленности в Испании? Из-за инквизиции. Почему испанцы ленивы? Из-за инквизиции. Почему сиеста? Из-за инквизиции. Почему коррида? Из-за инквизиции».

6. За кем охотились и как определяли, кого казнить?

В разные периоды и в разных странах инквизицию интересовали разные группы населения. Объединяло их то, что все они так или иначе отступали от католической веры, тем самым губя свои души и нанося «урон и оскорбле­ние» этой самой вере. В Южной Франции это были катары, или альбигойцы, в Северной — вальденсы, или лионские бедняки, еще одна антиклерикальная ересь, стремившаяся к апостольской бедности и праведности. Кроме того, французская инквизиция преследовала отступников в иудаизм и спири­туалов — радикальных францисканцев, очень серьезно относившихся к обету бедности и критически — к Церкви. Иногда инквизиция участвовала в поли­тических процессах вроде процесса над рыцарями-тамплиерами, обвиняемыми в ереси и поклонении дьяволу, или Жанной д’Арк, обвиняемой примерно в том же; на самом деле и те, и другая представляли политическую помеху или угрозу для, соответственно, короля и английских оккупантов. В Италии имелись свои катары, вальденсы и спиритуалы, позже распространилась ересь дольчинистов, или апостольских братьев: они ожидали второго пришествия в ближайшем будущем и проповедовали бедность и покаяние. Испанская инквизиция занималась прежде всего «новыми христианами» преимуще­ственно еврейского, а также мусульманского происхождения, немногочислен­ными протестантами, гуманистами из университетов, ведунами и ведьмами и мистиками из движения алумбрадо («просвещенных»), которые стремились к единению с Богом по собственному методу, отвергая церковные практики. Инквизиция эпохи Контрреформации преследовала протестантов и различных вольнодумцев, а также женщин, подозреваемых в колдовстве.

Кого казнить — точнее, кого судить, — определяли путем сбора информации у населения. Начиная розыск в новом месте, инквизиторы объявляли так называемый срок милосердия, обычно месяц, когда сами еретики могли покаяться и выдать сообщников, а «добрые христиане» под страхом отлучения обязаны были донести обо всем, что знали. Получив достаточно сведений, инквизиторы начинали вызывать подозреваемых, которые должны были доказывать свою невиновность (действовала презумпция виновности); как правило, им это не удавалось, и они попадали в темницу, где подвергались допросам и пыткам.

Казнили далеко не сразу и не так уж часто. Оправдание было практически невозможно и заменялось вердиктом «обвинение не доказано». Большинство сознавшихся и раскаявшихся осужденных получали так называемое «прими­рение» с Церковью, то есть оставались в живых, искупая грехи постами и молитвами, нося позорящую одежду (в Испании так называемое санбенито — скапулярий — монашескую накидку желтого цвета с изображением крестов Сантьяго Крест Сантьяго — крест с удлиненным и заостренным основанием, называемый также «крест-меч», распространенный пиренейский геральдический символ. ), иногда отправляясь на принудительные работы или в тюрьму, зачастую лишаясь имущества. Лишь небольшой процент осужденных — в Испании, например, от 1 до 5 % — «отпускали», то есть предавали в руки светской власти, которая их и казнила. Сама инквизиция как церковный институт смертных приговоров не выносила, ибо «Церковь не знает крови». «Отпускали» на казнь еретиков, упорствующих в своих заблуждениях, то есть не покаявшихся и не давших признательных показаний, не оговоривших других людей. Или «рециди­вистов», вторично впавших в ересь.

7. Инквизиторы могли обвинить короля или, например, кардинала?

Инквизиции были подсудны все: в случае подозрения в ереси иммунитет монархов или церковных иерархов не действовал, однако осудить людей такого ранга мог только сам папа. Известны случаи апелляции высокопоставленных обвиняемых к папе и попытки вывода дела из-под юрисдикции инквизиции. Например, дон Санчо де ла Кабальерия, арагонский гранд еврейского проис­хождения, известный своей враждой к инквизиции, нарушающей дворянские иммунитеты, был арестован по обвинению в содомии. Он заручился поддерж­кой архиепископа Сарагосского и пожаловался на арагонскую инквизицию в Супрему — верховный совет испанской инквизиции, а затем и в Рим. Дон Санчо настаивал на том, что содомия не входит в юрисдикцию инквизиции, и пытался перевести свое дело в суд архиепископа, но инквизиция получила соответствующие полномочия от папы и не отпускала его. Процесс длился несколько лет и ничем не закончился — дон Санчо умер в заточении.

8. Ведьмы действительно были или просто сжигали красивых женщин?

Вопрос о реальности колдовства, очевидно, выходит за пределы компетенции историка. Скажем так, многие — как гонители, так и жертвы и их современ­ники — верили в реальность и эффективность чародейства. А ренессансный мизогинизм полагал его типично женским видом деятельности. Самый знаменитый антиведовской трактат «Молот ведьм» объясняет, что женщины — существа излишне эмоциональные и недостаточно разумные. Во-первых, они часто отступают от веры и поддаются влиянию дьявола, а во-вторых, легко ввязываются в ссоры и склоки и, ввиду своей физической и юридической слабости, в качестве защиты прибегают к колдовству.

Ведьмами «назначали» не обязательно молодых и красивых, хотя молодых и красивых тоже — в этом случае обвинение в ведовстве отражало страх мужчин (особенно, вероятно, монахов) перед женскими чарами. За сговор с дьяволом судили и пожилых повитух и знахарок — здесь причиной мог быть страх клириков перед чуждым для них знанием и авторитетом, которым такие женщины пользовались в народе. Наконец, ведьмами оказывались одинокие и бедные женщины — самые слабые члены общины. Согласно теории британ­ского антрополога Алана Макфарлейна, охота на ведьм в Англии при Тюдорах и Стюартах, то есть в веках, была вызвана социальными измене­ния­ми — распадом общины, индивидуализацией и имущественным расслоением в деревне, когда богатые, чтобы оправдать свое состояние на фоне бедности односельчан, в частности одиноких женщин, стали обвинять их в колдовстве. Охота на ведьм была средством решения коммунальных конфликтов и сниже­ния социального напряжения в целом. Испанская инквизиция охотилась на ведьм гораздо реже — там функцию козла отпущения выполняли «новые христиане», причем чаще «новые христианки», которых, помимо иудей­ствования, походя, бывало, обвиняли и в склочности, и в колдовстве.

9. Почему ведьм именно сжигали?

10. Правда ли, что обвиняемых постоянно пытали, пока не признаются?

11. Сколько всего людей сожгли?

Римская инквизиция раннего Нового времени рассмотрела, как считается, тысяч дел, при этом отправила на казнь около 1300 человек. Охота на ведьм была более разрушительной — здесь насчитывают несколько десятков тысяч сожженных. Но в целом инквизиторы старались «примирять», а не «отпускать».

12. Как к инквизиции относился простой народ?

13. Когда инквизиция закончилась?

А она и не закончилась — только поменяла вывеску. Конгрегация инквизиции (в первой половине ХХ века — Конгрегация священной канцелярии) на Втором Ватиканском соборе 1965 года была переименована в Конгрегацию вероучения, которая существует по сей день и занимается защитой веры и нравственности католиков, в частности расследует сексуальные преступления духовенства и цензурирует сочинения католических теологов, противоречащие церковной доктрине.

Если говорить про испанскую инквизицию, то в XVIII веке ее деятельность пошла на спад, в 1808 году инквизицию отменил Жозеф Бонапарт. Во время реставрации испанских Бурбонов после французской оккупации она была восстановлена, отменена во время «свободного трехлетия» годов, вновь введена вернувшимся на французских штыках королем и уже окончательно упразднена в 1834 году.

Источник

Глава 9. СУДОПРОИЗВОДСТВО ИНКВИЗИЦИИ

Глава 9. СУДОПРОИЗВОДСТВО ИНКВИЗИЦИИ

Судопроизводство епископских судов подчинялось определенным правилам. С инквизицией это исчезло. В качестве судьи инквизитор охранял веру и карал оскорбления, нанесенные ересью Богу. Он был еще и духовник, боровшийся за спасение душ от вечной гибели. Он стремился выполнить свою миссию, не стесняясь выбором средств. Когда обвиняемый являлся перед судилищем, от него требовали присяги, что он будет повиноваться Церкви, правдиво отвечать на все вопросы, выдаст всех известных ему еретиков, выполнит всякую епитимью, которую могут наложить на него; если он отказывался дать подобную присягу, то этим сам себя объявлял изобличенным и закоснелым еретиком.

Инквизитор, в отличие от обыкновенного судьи, должен был не только установить факты, но и выведать самые сокровенные мысли своего пленника. Преступление, которое преследовал инквизитор, было духовным, уголовные действия виновных не подлежали его юрисдикции. Простое сомнение считалось ересью, и инквизитор должен был убедиться в том, что, внешне будучи верным католиком, подсудимый не был еретиком в глубине своего сердца. Но инквизиторы полагали, что лучше принести в жертву сто невинных, чем упустить одного виновного. Из трех форм возбуждения уголовного преследования – обвинение, донос и розыск – третья обратилась в правило. Обвинение как форма возбуждения уголовного преследования было устранено под предлогом, что оно вызывало пререкания, т. е. давало обвиняемому возможность защищаться. Донос не был обычен, и с самых первых дней основания инквизиции розыск стал почти исключительной формой возбуждения дела. На обвиняемого заранее смотрели как на виновного. В 1278 г. один опытный инквизитор принимает за правило, что в областях, сильно подозреваемых в ереси, нужно вызывать на суд каждого жителя, требовать от него отречения от ереси и подробно его допросить о нем самом и о других, малейшая неоткровенность должна была позднее привести к наказаниям, которые полагались для впавших снова в ересь. В протоколах инквизиции в 1245 и 1246 гг. говорится о двухстах тридцати допросах жителей маленького городка провинции Авиньона, о ста допросах в Фанжо и о четырехстах двадцати допросах в Мас-С.-Пуэльес.

Никто, достигший того возраста, в котором, по мнению Церкви, он был ответственен за свои поступки, не мог отказаться от обязанности давать показания перед инквизитором. Соборы Тулузы, Безье и Альби, предписывая требовать клятву отречения от всего населения, определили этот возраст в четырнадцать лет для мужчин и в двенадцать для женщин; другие считали, что дети должны быть достаточно развиты, чтобы понимать значение присяги; третьи считали ответственными их, начиная с семилетнего возраста; некоторые определяли предельный возраст в девять с половиной лет для девочек и в десять с половиной для мальчиков. Правда, в латинских землях, где законное совершеннолетие наступало только в двадцать пять лет, никто моложе этого возраста не мог быть вызван на суд; но это препятствие обходили легко: назначали опекуна, под прикрытием которого несовершеннолетнего пытали и казнили уже с четырнадцати лет, когда человек делался ответственным по обвинению его в ереси.

Отсутствие считалось неявкой и только увеличивало заранее предполагаемую виновность новым прегрешением; неявка считалась равной признанию. Уже до учреждения инквизиции розыск вошел в судебную практику духовных судов. В каноническое право было внесено положение, что в случаях неявки, показаний, добытых розыском, достаточно для обвинения без прений обвинения и защиты. Если обвиняемый не являлся на суд до истечения установленного срока после объявления вызова в его приходской церкви, то выносили обвинительный приговор в его отсутствие; отсутствие обвиняемого замещалось «присутствием Бога и Евангелия» в момент, когда читался приговор. Фридрих II в своем эдикте 1220 г. объявил, следуя Латеранскому собору 1215 г., что всякий подозреваемый, который не докажет своей невиновности в течение года, должен быть осужден как еретик; это постановление было распространено и на отсутствующих, которые подлежали осуждению через год после отлучения их от Церкви, безразлично, были ли собраны или нет доказательства против них. Человек остававшийся год отлученным от Церкви, не стараясь снять с себя отлучения, считался еретиком, отрицающим таинства и не признающим за Церковью права вязать и разрешать. Инквизиция приговаривала к пожизненной тюрьме тех, кого нельзя было обвинить в каком-либо другом преступлении, кроме уклонения от суда, даже если они и соглашались покориться инквизиции и дать отречение.

Даже в могиле нельзя было скрыться. Если осужденный приговаривался к тюрьме или другому легкому наказаянию, то вырывали и выбрасывали его кости; если же его ересь заслуживала костра, то останки его торжественно сжигались. Его потомкам и наследникам, которые подвергались конфискации всего имущества и ограничению личных прав, предоставлялось какое-то подобие защиты. В суде инквизиции обвинитель был одновременно и судьей.

Церковь проповедовала учение, что инквизитор был духовный и беспристрастный отец, который в своих заботах о спасении душ не должен быть стеснен никакими правилами; Разрешали «в интересах веры» всякий сомнительный вопрос. Инквизитор был уполномочен и подготовлен к тому, чтобы суд его был короток; он не стеснялся формой, не позволял, чтобы ему мешали юридические правила и хитросплетения адвокатов; он сокращал судопроизводство, лишая обвиняемого самой обыкновенной возможности сказать слово в свою защиту, он не давал ему права на апелляции и отсрочки. Ни на одной стадии судебного процесса невозможно было достигнуть законного заключения путем учета процессуальных формальностей, которые выработал вековой опыт, чтобы помешать беззаконию и чтобы дать судье почувствовать всю тяжесть ответственности. Инквизиция облекала дело глубокою тайною даже после произнесения приговора. Если не приходилось делать объявления об отсутствующем, то даже вызов на суд человека, только подозреваемого в ереси, делался тайно. О том, что происходило после явки обвиняемого в суд, знали немногие «скромные» люди, избранные судьей и давшие присягу хранить все в тайне; даже сведущие люди, призванные дать свое заключение о судьбе обвиненного, были обязаны сохранять молчание. Выдержки из протоколов могли сообщаться только в исключительных случаях и с крайней осторожностью.

179447 11 pic 8

Инквизиционный суд не подлежал контролю, следствие велось тайно, с применением жестоких, изощренных пыток

Инквизитор старался добиться признания. Признание сопровождалось всегда изъявлением обращения и раскаяния. Инквизиция считала выдачу единомышленников доказательством чистосердечного обращения. Отказ кающегося еретика выдать своих друзей и близких принимался как доказательство того, что он не раскаялся, и его немедленно выдавали в руки светской власти. Один инквизитор XV в. настаивал, что ни в коем случае обвиняемого не следует отпускать на свободу, взяв с него поручительство; если он раскаивается, то его следует подвергнуть пожизненному тюремному заключению. Доносы были так важны для инквизиции, что она требовала их и обещаниями и угрозами. Наиболее простым способом добиться признания был допрос обвиняемого. Инквизитор подготавливался к нему, сопоставляя и изучая все противоречивые показания, тогда как узник оставался в полном неведении о собранных против него уликах. Уменье вести допрос было главным достоинством инквизитора. Были составлены руководства, в которых содержатся длинные ряды вопросов для еретиков различных сект. Развивалось особого рода тонкое искусство, состоявшее в умении расставлять сети обвиняемым, ставить их в тупик и в противоречие с самим собой. Случалось, однако, что невиновность или хитрость обвиняемого торжествовала над всеми усилиями инквизитора; но в этом случае инквизитор прибегал к обману и пытке. Чтобы вырвать признание у обвиняемого, инквизитор считал уже установленным тот факт, который ему следовало еще доказать, и расспрашивал о разных мелких подробностях. При этом инквизитору рекомендовалось во время допроса перелистывать дело, как будто он справляется в нем, а потом резко объявить обвиняемому, что он говорит неправду, что дело было так-то; взять первую попавшуюся бумагу и сделать вид, что читает в ней «все, что может ввести обвиняемого в обман». Чтобы сделать эту ложь более действенной, тюремщикам было приказано входить в доверие к заключенным, убеждать их скорее сознаться, так как инквизитор человек мягкий и отнесется к ним снисходительно. Затем инквизитор должен был заявить, что у него есть неоспоримые доказательства и что если бы обвиняемый пожелал сознаться и назвать тех, кто ввел его в заблуждение, то его тотчас освободили бы. Более хитрая уловка состояла в том, что с заключенным обращались мягко, подсылали к нему в камеру испытанных агентов снискать его доверие и побудить его к признанию обещаниями снисхождения и заступничества. В удобный момент являлся лично сам инквизитор и подтверждал эти обещания, говоря, что все, что делается для обращения еретиков, есть акт милосердия, что епитимья есть проявление любви к ближнему и духовное лекарство. Когда несчастный просил снисхождения за свои разоблачения, то его успокаивали, говоря, что для него будет сделано гораздо больше, чем он просит.

При такой организации шпионы играли видную роль. Испытанным агентам, проникавшим в камеру заключенного, было приказано вести его от признания к признанию, пока они не получат достаточно материала для его обвинения, но чтобы он этого не заметил. Обычно это поручали обращенным еретикам. Один из них говорил обвиняемому, что его обращение было притворное; после ряда бесед он приходил к нему позднее обычного, и дверь за ним запиралась. Завязывался откровенный разговор, а за дверью скрывались свидетели и нотариус, которые подслушивали все слова жертвы. Всегда, когда это было возможно, пользовались услугами товарищей по заключению, которые получали известное воздаяние за эти услуги. Но применялись также и жестокие меры. Уличенный или только подозреваемый в ереси лишался прав. Его тело отдавалось на усмотрение Церкви, и если самое мучительное физическое страдание могло принудить его сознаться в ереси, то не останавливались ни перед каким мучением, чтобы «спасти его душу».

179447 11 pic 9

Так как ни одно сознание не считалось достаточным, если не были названы имена соучастников, то инквизиторы, даже не считавшие отрекшихся рецидивистами, могли присудить их к пожизненному тюремному заключению за лжесвидетельство. Ни один обвиняемый не мог ускользнуть, когда судья инквизиции уже заранее решил осудить его. Форма, в которую облеклось это судопроизводство в светских судах, была менее произвольна и менее действенна. Однако она отдавала жизнь каждого человека на волю его врага, который мог подкупить двух неизвестных свидетелей для поддержания обвинения.

Читайте также

Глава первая ВОЗНИКНОВЕНИЕ ИНКВИЗИЦИИ

Глава первая ВОЗНИКНОВЕНИЕ ИНКВИЗИЦИИ Ответственность за преступление, под которым мы подразумеваем создание инквизиции, падает всецело на папу Иннокентия III. Но, прежде чем мы поведём разговор о преступном папе, расскажем немного о юге Франции, являвшемся одновременно

Глава третья УСТРОЙСТВО ИНКВИЗИЦИИ

Глава третья УСТРОЙСТВО ИНКВИЗИЦИИ Итак, «…устройство инквизиции, – пишет Г. Ч. Ли, – было настолько же просто, насколько целесообразно в достижении цели. Она не стремилась поражать умы своим внешним блеском, она парализовала их террором». Инквизиция была строго

Глава IX СУДОПРОИЗВОДСТВО ТЕПЕРЕШНЕЙ ИНКВИЗИЦИИ

Глава IX СУДОПРОИЗВОДСТВО ТЕПЕРЕШНЕЙ ИНКВИЗИЦИИ Статья первая ДОНОС I. По смерти главного инквизитора Торквемады, происшедшей в 1498 году, Фердинанд и Изабелла предложили папе назначить ему преемником дома Диего Десу, доминиканского монаха, бывшего наставником дона Хуана,

ГЛАВА ВТОРАЯ НАЧАЛО ИНКВИЗИЦИИ

ГЛАВА ВТОРАЯ НАЧАЛО ИНКВИЗИЦИИ В то же время, когда войска крестоносцев осаждали катарские крепости и города с проживающими в них катарами, произошло еще одно событие. Хотя оно и было внешне менее грандиозным, менее драматичным, менее эпичным, ему суждено было иметь даже

Глава 7. УСТАНОВЛЕНИЕ ИНКВИЗИЦИИ

Глава 7. УСТАНОВЛЕНИЕ ИНКВИЗИЦИИ Альбигойские крестовые походы положили конец открытому сопротивлению, но число еретиков не уменьшалось, только было труднее обнаруживать их, так как они стали тщательнее скрываться. Раскрыть и доказать преступление ереси трудно, и когда

Глава 8. УСТРОЙСТВО ИНКВИЗИЦИИ

Глава 8. УСТРОЙСТВО ИНКВИЗИЦИИ Верные католики-проповедники пытались словом убеждения остановить распространение ереси. Они надеялись убедить и вернуть в лоно Церкви отпавших, но их старания потерпели неудачу; тогда Церковь прибегла к силе. Первым следствием этой новой

Глава 9. СУДОПРОИЗВОДСТВО ИНКВИЗИЦИИ

Глава 9. СУДОПРОИЗВОДСТВО ИНКВИЗИЦИИ Судопроизводство епископских судов подчинялось определенным правилам. С инквизицией это исчезло. В качестве судьи инквизитор охранял веру и карал оскорбления, нанесенные ересью Богу. Он был еще и духовник, боровшийся за спасение душ

ГЛАВА XXXIV Каким образом судопроизводство сделалось тайным

ГЛАВА XXXIV Каким образом судопроизводство сделалось тайным Поединки ввели в употребление публичное судопроизводство. Обвинение и защита были известны всем. «Свидетели, — говорит Бомануар, — должны показывать перед всеми».Комментатор Бутилье говорит, что слышал от

ГЛАВА XL Каким образом было введено судопроизводство декреталий

ГЛАВА XL Каким образом было введено судопроизводство декреталий Как могло случиться, что при отмене действующих форм судопроизводства новые формы были заимствованы преимущественно из канонического, а не из римского права? Произошло это потому, что церковные суды,

Источник

Мир познаний
Добавить комментарий

Adblock
detector