Что такое судьба страны литература

Мини-сочинение «Судьба страны-моя судьба»

«Управление общеобразовательной организацией:
новые тенденции и современные технологии»

Свидетельство и скидка на обучение каждому участнику

Судьба страны – моя судьба!

желать видеть в ней осуществление

идеала человечества и по мере сил своих

(Виссарион Григорьевич Белинский)

С детских лет, взрослые приучают маленького человека любить и гордиться Родиной, какой бы она ни была. Они учат уважать, любоваться, довольствоваться и развивать чувство патриотизма к своей стране. Познавая мир от взрослых, ребёнок приучается к традициям, религии и культуре своей семьи, а следственно и своего государства. В этом периоде жизни, он «впитывает всё как губка», запоминая даже малейшие детали. Именно поэтому, чтобы стать частичкой судьбы своей страны я выбрал путь учителя, путь с которого не хочется сворачивать, когда видишь успехи детей, их улыбки. В этот момент начинаешь понимать, что ребенок – это алмаз, и этому «алмазу» необходимы умелые руки педагога, чтобы придать ему бесценность. На протяжении двенадцати лет я отдаю тепло своего сердца детям, являясь заместителем директора школы по учебно-методической работе, стараюсь научить всему что умею и знаю молодых учителей, а как учитель биологии и химии высшей категории не стесняюсь и сам постоянно учиться и доказывать себе, что только непрерывное самообразование и самосовершенствование – ключ к успеху.

Мне очень нравится высказывание одного философа: «Я не знаю, какой будет ваша судьба, но одно я знаю наверняка: лишь те из вас будут поистине счастливы, кто искал и нашел способ служить людям». И я считаю, что каждый человек должен знать эти слова, чтобы сделать правильный выбор в своей жизни, сделать свое будущее таким, каким он его представляет. Судьба страны должна быть судьбой каждого из нас!

Источник

Судьба страны с судьбой людей неразделима

152716444218d7m4

Районный конкурс научно-исследовательских и учебно-исследовательских работ учащихся Бардымского района

Судьба страны с судьбой людей неразделима

учитель математики Печменской средней школы

с. Печмень. 2006 год

Содержание

Введение. 3

1. Обзор литературы. 5

2. Материалы и методы исследования. 8

3. Результаты исследования:

— Годы Гражданской войны. 9

— Становление Советской власти, коллективизация. 11

— Великая Отечественная война. 14

— Послевоенное восстановление сел и деревень. 19

Введение

Современное общественное развитие России остро поставило задачу духовного возрождения нации. Одной из особенностей последних десятилетий является повышенное внимание к истории страны именно ушедшего столетия. Сейчас происходит переоценка ценностей. Вековые события рассматриваются уже с других позиций, нежели 15-20 лет назад, им дается иная интерпретация, основанная на новых, выявленных в последние годы документах. Обилие учебников истории, где авторы далеко не единодушны в представлениях событий XX века, поток различной информации из других источников (кино-, телефильмы, газеты, журналы) ставят учащихся в затруднительное положение. Чему и кому верить? Какой оценке придерживаться? Как же было на самом деле? Вот лишь некоторые вопросы, которые побудили нас, старшеклассников Печменской средней школы заняться исследовательской работой.

Главным принципом нашей работы стала мысль о том, что историю делают люди, живущие в нашем селе, соседних деревнях, подчас простые и незаметные. Мы много изучаем и знаем об известных личностях прошлого и знаменитых современниках, но ведь и рядом с нами порой живут люди с интересной и сложной судьбой, пережившие и сделавшие для общества немало. Они и стали предметом нашего исследования, в первую очередь это жители села Печмень, деревень Асюл и Зязелга.

Любая судьба неразрывно связана с судьбой страны, с близкой нам российской историей, поэтому главной целью работы нашей группы стала задача проследить эту связь через судьбы живых свидетелей и участников грандиозных исторических событий и сделать все возможное, чтобы то, что они хранят в памяти, было зафиксировано, стало историческим документом.

Другая задача состояла в том, чтобы попытаться на конкретных жизненных примерах провести мысль о том, что каждый человек – существо историческое в том смысле, что он изменяется, развивается с ходом времени, является продуктом этого развития и осознает свою включенность в историю, сознательно или невольно воздействуя на нее. Поэтому изученные истории родной земли, истинной истории нашего Отечества, его боевых, трудовых и культурных традиций, устоев народа является важнейшим направлением в воспитании чувства любви к малой и большой Родине.

Исходя из этого, мы поставили перед собой следующую цель: проследить влияние государства, его политики на людские судьбы.

1) Поиск людей, с которыми можно сотрудничать, которые могут рассказать о своей жизни, села, о своей семье.

2) Обучение ведению беседы, умению задавать вопросы так, чтобы собеседник раскрылся в общении.

3) Взятие интервью, общение с сельчанами, знакомство с семейными архивами.

4) Обзор литературы.

У каждого человека есть своя маленькая Родина, где он родился, вырос, где живут его родители, где похоронены его предки. И куда бы ни забросила его судьба, он тесно связан сердцем и душой с Родиной. А все ли знают историю родного края? Сейчас мы можем сказать, что знает уже большее число людей.

Мы познакомимся с воспоминаниями небольшого количества наших односельчан. Впереди у нас намечено изучение истории деревни Искильда, изучение истории учительства нашего поселения.

Каждый народ вправе гордиться своей историей. Судьба русского народа, его история, неповторимая, особенная, самобытная. То, что нам досталось от прошлых поколений, добыто трудом и кровью миллионов людей. Поэтому мы должны помнить о делах дней минувших, изучать и знать историю своего Отечества.

В литературе и в архивах о с. Печмень упоминается очень редко. Впервые о Печмене упоминается в Отчете Осинской уездной управы 1882 года в связи с эпидемией брюшного тифа. Следующее упоминание в Исторической записке 1908 года «Список населенных мест Пермской губернии» отмечена Печменевская волость, село Печмень на ключе Печмень. Одновременно, тоже на ключах, уже существовали деревни Ашатля, Зязелга, Семселяк, Арестантка, Ведерниково. Село Печмень насчитывало 117 дворов с населением 679 человек. Населяли это село государственные крестьяне, русские. Еженедельно был базар.

В 1890 году построена Свято-Троицкая церковь. На Троицкую пятницу каждый год были однодневные торжки. Отсюда возник традиционный престольный праздник православных христиан «Троица», который отмечается в Печмене каждый год и собирает очень много людей и по сей день.

При церкви в 1982 году была открыта Печменская трехклассная церковно-приходская школа, просуществовала по сентябрь 1918 года. А в 1894 – 1895 учебном году в школе обучались 31 мальчик и 3 девочки.

Массовое заселение русскими Печменского края проходило после отмены крепостного права в 1861 году. Переселялись люди как с севера из Чердыни, так и из Вятки (нижегороды), Осы, Оханска, из центральных губерний. Поселения в районе Печменя относятся ко второй половине 60-х годов IX века. Причем названия многих из них остались башкирского и тюркского происхождения. Например, деревня Асюл (Ас юл) названа по речке Асюл, что в переводе означает «нижняя дорога». Но нам больше по душе другая легенда: «В лесу потерялась красивая башкирская девушка, и безутешные родители ходили по берегу речки, по лесам, искали ее, и все звали: «Асюль, Асюль…».

Деревня Зязелга (Саз елга) тоже названа по речке Зязелга, что означает «болотная речка».

Село Печмень стоит на речке Печменка, считают, что Печмень – башкирское слово, речка Печмень есть в деревне Бичурино. Но из старины до нас дошла легенда о происхождении названия нашего села. Через это поселение шла дорога, по которой везли медь, медистый песчаник в печи Шермяитского медеплавильного завода. В печи везли медь, образовалось слово Печьмедь, а затем Печмень (эту легенду поведал учитель истории Печменской школы ).

Деревня Адыевка (сначала ее звали Адый-завод). Существует легенда о происхождении названия, ее сохранил в памяти и пересказал нам Останин Николай Егорович: «Мужчина по имени Адый из деревни Константиновка пришел в леса теперешней Адыевки и построил дегтярный завод. Потом туда в поисках новых земель начали приходить и русские из Камарки, Чернушки и т. д. Деревня росла, крепла, богатела».

Русские люди жили своим трудом. Держали скотину, пчел, отвоевывали у природы новые земли, пахали, сеяли, занимались огородничеством, растили детей, с малых лет приучали к нелегкой крестьянской жизни. Жизнь людей до революции была очень тяжелой, безрадостной. Крестьяне страдали от безземелья и нехватки лошадей, безлошадность составляла 40-49%. Пахали сохой, бороны были деревянные, иногда с железными зубьями, сеяли вручную, ходили с ситевом, убирали урожай серпами, обмолачивали цепами. Точно так же жили гайнинские башкиры, только огородничеством они стали заниматься гораздо позже русских. Об этом сказано в книге «Очерки по истории родного края», с. Барда, 1998 год, на странице 44: «Огородничество вплоть до первой мировой войны было развито слабо: сажали картофель на небольшую грядку, а лук, чеснок, морковь и свеклу вообще не садили».

Далее Валиуллин пишет, что русские оказали большое влияние на развитие производства, культуры и быта башкир.

Много испытаний выпало на долю жителей деревень.

После революции 1917 года и гражданской войны жизнь, хотя и с большими трудностями, начала налаживаться. Стало ясно, что дальнейшее развитие сельского хозяйства невозможно без широкого кооперирования крестьянских хозяйств.

В Летописи Печменского ДК есть запись о том, что в 1923 году образована коммуна «Урал» в хуторе Сибирка, что недалеко от деревни Адыевка. Там же сообщается, что в 1914 году образованы сельские советы народных депутатов в Печмене, Зязелге, Нижней Искильде.

В 1930-36 годах образуются колхозы и в наших деревнях. В 1930 году открыт фельдшерский пункт в Печмене, фельдшер (Валиуллин, «Очерки по истории родного края»). Репрессии 1937 года, к сожалению, не обошли нас стороной (об этом говорится далее). А дальше новая беда. Мирную жизнь нарушила фашистская Германия. От Печменского сельского совета воевало 545 человек. Похоронены на полях сражений или пропали без вести 357 человек. Умерли от полученных ран в мирное время – 182 человека (цифра может быть неточной, летопись составлена по воспоминаниям жителей).

Материалы и методы исследования

Исследование проводилось в двух направлениях:

1) Архивы. Работа с архивными материалами, фотографиями, письмами (семейные архивы и архив Печменского Дома культуры). Поиск источников и литературы, отбор фактического материала (библиотека).

2) Сбор первичной информации. Интервью. Запись рассказов, воспоминаний старожилов и их родственников с последующей обработкой собранных материалов. Проводились индивидуальные консультации.

Были использованы фотоаппарат, диктофон, видеокамера.

Годы гражданской войны.

В июле 1918 года в Печмене собранием бедноты было решено организовать волостной и сельский комитеты бедноты. Председателем Печменского волостного комитета бедноты был избран Захар Григорьевич Голоднов, членами – Григорий Лаврович Кочин (Зязелга), Федор Васильевич Шихов (Семселяк). Об этом сообщалось в газете «Известия Пермского губисполкома» в ноябре 1918 года: «Во всех деревнях Елпачихинской волости организованы комитеты бедноты».

Затем были бои с белыми, село Печмень несколько раз переходило из рук в руки: то красные, то белые.

Вот как это было (по воспоминаниям старожилов и по литературным источникам записал ).

С приближением белогвардейцев к Сарашам, сарашевские кулаки подняли восстание против Советской власти. Бирский полк начал отступать из Сарашей. Командир полка задержался немного, когда вскочил на коня, раздался выстрел. Светлаков был убит выстрелом в голову. В этой же схватке был смертельно ранен в живот комиссар полка Семен Новиков. Командира отступающие красноармейцы привезли в Печмень. По приказу комбрига тело Светлакова доставлено для погребения в г. Пермь. Но вскоре Пермь заняли колчаковцы. Они разрыли могилу Светлакова и выбросили его из гроба.

После гибели 2-ым Бирским полком стал командовать Иван Антонович Катаев. Полк с боями отступал из Сарашей в Печмень. Между Константиновкой и Печменем произошел бой, это было в начале декабря 1918 года. В этом бою погибло 12 красноармейцев. Их 6(19) декабря 1918 года захоронили у Печменской церкви (в сторону учительского дома, сейчас там живет ) Красные в Печмене продержались с начала декабря 1918 года до конца марта 1919 года, потом отступили, теснимые белогвардейцами. Когда белые пришли в Печмень, они выкопали из могилы 12 захороненных красноармейцев у церкви, говоря, что коммунистов у церкви нельзя хоронить и зарыли их за оградой Печменского кладбища.

Затем были годы коллективизации с ее перегибами, репрессии, Великая Отечественная война, послевоенная разруха, «кукурузная политика» государства, переселение в другие места.

Мы попытались проследить историю села XX века по воспоминаниям наших уважаемых сельчан.

Становление Советской власти в проведение коллективизации

В становлении Советской власти в проведении коллективизации имелись крупные ошибки и перегибы, крестьян заставляли вступать в колхозы угрозами, обобществляли мелкий сельскохозяйственный инвентарь. Середняки и зажиточные крестьяне не хотели вступать в колхозы. Начались репрессии.

Из рассказа Барсуковой Веры Петровны, 1945 года рождения, с. Печмень: «Моих дедушку и бабушку, Агафона и Анастасию, оба 1889 года рождения, раскулачили в 1937 году и сослали в Карабаш Челябинской области только за то, что у деда была молотилка. Не было даже лошади, ее украли до раскулачивания. Дед ездил молотить людям, кто попросит. За это и сослали, все имущество забрали. Они прожили в Карабаше до 1945 года. Дед Агафон потерял глаз на лесозаготовках еще до войны, да и лет уже было много. Воевать его не забрали. Но он обучал в Карабаше собак для фронта».

Из рассказа Коробейниковой Марии Афанасьевны, уроженки д. Зязелга, 1931 года рождения: «Мои родители и Дарья Николаевна, до колхозов имели 2 собственных дома, один из них двухэтажный, кругом была стройка: колосянка (где складывали обмолоченную солому, без колосьев), амбары, завозня, на поле были из усадьбы ворота. В этой усадьбе жил отец с братьями, родителями. В колхоз-то они вошли, но когда поспела своя рожь, отец с братьями пошли ее жать, не вышли на работу в колхоз. Отцу за это дали 4 года, брату Степану 1 год. Все имущество конфисковали, все свезли в колхоз. Затем продали с торгов: одежду, посуду, постель. Когда забирали все, мама бросила свою юбку за зыбку, в которой лежала маленькая Мария, но заметили, унесли и юбку. Отца посадили Окулов, Драчев, Жуланов. Дома передали в колхоз. Коней свели в колхоз. Корову сноха, жена Степана, успела увести. Но сноху с ребенком тоже выгнали из дома, все имущество конфисковали».

Из рассказа Евдокии Григорьевны Улановой, в девичестве Смертиной, 1905 года рождения: «Мы жили в Красногорке Уинского района. В 1930-31 годах стали загонять в колхозы. Ревели люди, не хотели идти в колхоз. В основном-то жили неплохо, особенно те, кто усердно работали. Но были и лентяи, те не имели лошадей. Поэтому шли к лошадным соседям, просили их помочь, а потом за это отрабатывали в страду. Забирали землю. Кто сопротивлялся, отправлялись в Карабаш, Кизел. Мой отец всю жизнь работал. В Красногорке у отца была маленькая мельничка, камни мельничные были всего с решето. Позвали его мужики студеновские и построили на Атняшке настоящую мельницу (Евдокии было в это время 7 лет). Чтобы построить настоящую мельницу, он продал корову, лошадь, швейную машину. За помол брал 2 кг с мешка. Ездили со всей округи. От мельницы была большая польза всем. У отца, Григория Титовича Смертина, сначала отобрали кузницу, перевезли ее в Студеный Ключ, потом мельницу, потом выгнали из дома, дом тоже перевезли в Студеный Ключ под детские ясли. Объявили кулаком, дали 5 лет. Но отсидел только 5 месяцев, т. к. был в тюрьме хорошим токарем. Все пришлось начинать заново».

Из воспоминаний Нины (Ненилы) Васильевны Масальских, 1933 года рождения, в девичестве Окулова, жили на хуторе, за Усаклой речкой, около Зязелги: «У папы, Окулова Василия Михайловича, под раскулачивание попали три брата, их угнали в Сибирь, там они и обосновались. У мамы, Евдокии Андреевны, тоже три брата были раскулачены. Их сослали в Нижний Тагил. Поставили к доменным печам, хотели сломать их дух. Не вышло. Они, братья, были здоровыми, крепкими, выдержали все испытания. Вывезли их только с детьми, в чем были, без вещей. Зато они своих детей выучили в городе».

Годы Великой Отечественной войны.

Великая Отечественная… Под этим именем вошла в историю священная война советского народа против фашистского нашествия годов. Она явилась одним из самых тяжких испытаний, выпавших на долю Отчизны. Беспредельную отвагу проявили на полях сражений печменцы, асюльцы, зязелгинцы, все бардымцы.

Из воспоминаний Баяндиной Надежды Ефимовны, 1919 года рождения, с. Печмень: «Я водить трактор не умела. Прошла однодневную стажировку у таныпского тракториста Таразова Минзяна. На второй день, это была весна 1942 года, уже работала самостоятельно. Директор Сарашевской МТС хвалил. Однажды, в сырую погоду трактор забуксовал, не могла выехать. Увидел директор, заругался, сам сел за рычаги, но тоже не смог выехать. Три раза на тракторе переворачивалась, горы крутые, а трактор с большими узкими колесами. Для большей устойчивости в колеса трактора вбивали широкие длинные поленья. Однажды под трактором обвалился мост через р. Тупась. Но бог миловал, я не пострадала. У тракторов не было света. А в посевную и уборочную работали круглосуточно. Ночью перед трактором шел человек с фонарем, освещая пашню, так и сеяли. На тракторе еще работала Нина Зыкина (д. Асюл)».

Из воспоминаний Курочкиной Генриэтты Александровны, 1931 года рождения, Студеный Ключ: «Жили во время войны трудно. Питались плохо, хлеба не было, все отправляли на фронт, мы пекли лепешки из лебеды, калеги, картошки, спасало молоко. Работать заставляли день и ночь. Чуть подросла, возила снопы на конях. Зерно свозили в старую церковь, на голубинку (так называлось место, где ссыпалось зерно). Возила также зерно на лошадях в Осу. В складах зерно было насыпано под самый потолок. Приходилось с мешком лезть на самый верх. Мешок выпадет из рук, скатится вниз, и опять начинаешь все сначала. Мне было очень тяжело, но это никого не интересовало. Пахали на паре, лошади слушались плохо, на повороте с трудом поднимали плуг. Когда сеяли, то мешки с зерном поднимали с каким-нибудь стариком. Сеяли с лукошка. Деревянными граблями боронили под посев, лопатами копали под огурцы. Кони в войну дохли от работы непосильной и недоедания, а люди держались. Лапти с ног не снимали, некогда было. Во время войны платили налог. Семейные бабы с 4-5 детьми налог не платили, пока ребятишки малы, а как подрастут, налог сразу начинали брать. Сдавали молоко, шерсть, яйца, мясо, брынзу (овечье молоко). За неуплату налога уводили корову. Если даже нет скота, все равно должны платить 40 кг мяса в год, 75 яиц. Как-то Петру Цыбину нечем было отдать за яйца, так у него забрали единственную козу. Моя мама пожалела его, заплатила за него 75 яиц, и ему вернули козу. Как-то уродилась плохо картошка, и уполномоченный Петр Лебедев и Николай Кузнецов выгребли у нас всю картошку подчистую. Спасибо соседям, докормили нас до весны. Хлеб давали служащим (учителям, работникам сельсовета и сельпо). Если выдадут на трудодни 1 кг муки, мы с мамой разделим ее на паи ложкой, хватало только похлебку забелить. Так же трудно жили в Печмене и в Асюле, а вот в Красногорке жили с хлебом.

Из воспоминаний Шестаковой Анны Степановны, 1931 года рождения: «До войны детство было беззаботное, хотя и небогатое. В войну с 11 лет вместе с братом Шурой (10 лет) жали серпами. Вдвоем выжинали 7 соток. Рожь для нас была высокая, снопы не могли в суслоны ставить, поднять сил не хватало. Зимой ходили в школу, а летом работали в колхозе. Жилось тяжело, хлеба не было, картошку съедали еще до весны. Одежда тоже была плохонькая. Чтобы прокормиться, мама продала свои ботиночки со шнуровкой, на высоком каблучке директору школы Адаменко. Он их купил для своей жены Лизы Дьячковой. Однажды мы с группой детей шли через гороховое поле. Некоторые горошинки не проросли и лежали на пашне. Мы их собирали и ели. Нас увидел бригадир Иван Васильевич Мазунин, чуть нас конем не затоптал, кричал, ругался, но потом отпустил. Однажды мы с братом Шурой насобирали с подсолнечников наросты, нажарили их и наелись. Стали дальше жать серпами, но у нас разболелись животы, думали, что умрем. До обеда в поле провалялись, выжать смогли только в тот день 4 сотки».

Из воспоминаний Пепеляева Николая Максимовича, 1929 года рождения, с. Печмень: «Во время войны жилось трудно. Картошку съедали рано, да еще налог платили, приходилось весной идти на картовище и копать прошлогоднюю картошку, от нее потом болели животы. Работающему в поле выдавали 1 ложку муки на день. Если едешь за горючим в Куеду, то тогда давали 3 ложки муки. Как-то на лошади ездил за солью, привез целых три центнера, решил, что если возьму пригоршню соли – никто и не заметит. На мою беду, еще дождь прошел, а я ведь совсем пацаном был, видимо, укрыл плохо, соли много еще и растаяло. Пропажу обнаружили, завели уголовное дело. Вызвали к следователю вместе с матерью. Но до суда дело не дошло, дело прекратили в связи с малолетством».

«В суровые годы войны район принял тысячи эвакуированных, в том числе детский дом из Ленинграда. Бардымцы помогали фронту не только напряженным трудом, но и личными материальными средствами, сбережениями. Наиболее распространенными формами помощи были создание Фонда обороны Родины, сбор теплых вещей для фронтовиков, взносы на строительство военной техники. Агитколлектив Печменского сельского Совета собрал и внес в фонд обороны 58 тысяч рублей и в ответ на это на имя руководителя коллектива Адаменко поступила приветственная телеграмма Верховного Главнокомандующего Сталина.

Из воспоминаний Адаменко Анания Михайловича, Лениградская область, директор Печменской школы в годы: «Учащиеся школы ежегодно много работали по оказанию помощи колхозам в полевых работах (по всем сезонам). Это о них написана история как трудовой подвиг наших тружеников тыла. Работали все, от 1-го до 7-го классов. Работали почти ежедневно. Заканчивали занятия – и в поле. В годы войны сумели организовать питание (конечно, военных лет, не современное). Это горбушка чистого ржаного хлеба (200 гр.) и хотя постная, но горячая похлебка из картошки, приправленная мукой. Верх блаженства! Одежда была небогатой. Почти все ходили в школе в лаптях. Даже был кружок по плетению лаптей. Особенно в этом были мастера старшие Зворыгины, Анатолий и Александр».

Послевоенное восстановление села.

Успехи в социально-экономическом развитии нашего района, жизнь бардымцев и печменцев тоже, были омрачены новыми репрессиями.

Из воспоминаний Ткачевой Феклиньи Нестеровны, 1941 года рождения: «Моя семья от репрессий пострадала дважды… Я родилась в потомственной семье мельников. Дед, отец, отцовы братья – все мельники. Мы ездили по району, подчинялись не колхозам, а уполномоченным Министерства заготовки. Строили мельницы, а сами на них работали.

Первый раз репрессии коснулись моей семьи со стороны моей мамы, в девичестве Усынина. У них семья была большая, великие были труженики. Держали лошадей, две коровы, молотилку, была земля, много строений. Семью сослали в Карабаш, на медные рудники. Бабушка там и умерла от голода и болезней. Мою маму не сослали, т. к. она уже замужем была.

Уже после войны мы строили мельницу в Бичурино. Это была грандиозная стройка. В Бичурино тогда было 7 бригад, у каждой бригады свои конные дворы. Река была полноводная, поэтому задействовали всех коней. Для построения плотины кладут сначала слань. Для этого завозили на подводах глину, гравий. Это был тяжелый ручной труд. В обед на 7 бригад привезли 2 мешка муки и деревянной ложкой раздавали по одной ложке на работающего. Мне тогда было 5 лет, но все это запомнила отчетливо. Получив ложку муки, люди поступали по-разному, кто-то завязывал в узелок, чтобы накормить потом детей, кто-то заваривал здесь, на месте.

Мельница была основой всего. Народу было всегда много, очередь соблюдали строго. Привозили зерно, горох, солод, черемуху. Колхоз молол на трудодни, раздавали колхозникам.

А мы с мужем всю жизнь проработали у нефтяников. Сначала строили групповую, потом изолировали нефтепровод от Печменя до Деменево. Как только нефть пошла в Печмень, меня и мою двоюродную сестру Розу Томилову направили замерщицами. Первую нефть мы с Глазыриным Сашей приняли со скважины № 4 у Коротаевского пруда. Потом я была оператором по добыче, а затем 17 лет оператором по исследованию нефтяных и газовых скважин. У нас с мужем, Ткачевым Владимиром, за работу много Почетных грамот, мы – ветераны труда. Одновременно нас награждали медалью «Трудовая доблесть». Мы вырастили троих детей, дали им образование. Дочь Ирина живет в США (штат Огайо). Она училась в Кунгурском техникуме на бухгалтера, затем окончила сельхозакадемию в Перми, экономический факультет. Сын Игорь окончил Пермский технический университет. Сейчас ведущий менеджер Энергосервиса».

Последствия войны были ощутимы и в нашем селе. Война задержала развитие сельского хозяйства, сократились посевные площади, снизилась урожайность сельскохозяйственных культур, уменьшилось поголовье скота.

Процесс укрупнения колхозов коснулся и нашего хозяйства. В конце 1959 года объединились Печмень, Константиновка, Кармановка. Вместе прожили немного, всего три месяца. Центр колхоза был в Константиновке, председатель Саттаров Ваиз Гасбарович. Сделали три участка, но начались споры (печменский лес увезли на пилораму в Кармановку; зарплату в Кармановке выдали раньше, чем в Константиновке). 11 марта 1960 года из Барды приехали Ландцев и Нигамаев и на многолюдном собрании печменцев произошло разделение, хотя наш колхоз полгода в районе не признавали. В это время в хозяйстве было 225 трудоспособных.

«В пятидесятые годы в хозяйствах насильно внедрялся посев кукурузы на силос, бобов, сахарной свеклы…» (, «Очерки по истории родного края», с. Барда, 1998 год, стр. 87).

В 1961-62 годы стали вводить травополье – однолетки и кукурузу. Для этого выпахивали клевера, на 200 га сократили его посев, а между тем семенами клевера не только себя обеспечивали, но и продавали – это была доходная статья для колхоза. Кукурузу сеять не умели, сеяли в мае ручным способом (специальной лопаткой копали и опускали семена в бороздку). Семена замерзали, урожая не было. Меж тем, клевера брали по 49 ц. с гектара, два года на одном месте клевер дает хороший урожай».

В газете «Рассвет» от 01.01.01 года Равиль Валиуллин пишет: «Одним из ветеранов колхозного производства, который с рядового колхозника поднялся до уровня руководителя, является Петр Александрович Червяков. Он 18 лет проработал председателем колхоза имени Свердлова Печменского сельского совета. За восемнадцать лет председательства он, будучи энергичным руководителем, мобилизовал колхозников на развитие сельскохозяйственного производства и вывел колхоз в число передовых хозяйств в районе. Так, урожайность зерновых с 7,5 ц. с гектара выросла до 16,3 центнера, в том числе пшеница с 7,8 ц до 20,2 центнеров».

Эти слова подтверждаются воспоминаниями Барсукова Василия Григорьевича, 1937 года рождения: «При Червякове хозяйство было богатым. С 1961 года понемногу уже давали деньги к трудодням. Молока надаивали 3500 кг с коровы за год, средняя урожайность зерна – 17,5 ц. Стройки в Печмене шли тоже при Петре Александровиче Червякове. Построили клуб, школу, гаражи, зерноток, овощехранилища – в Асюле типовое, в Печмене обычное, вырытое в земле, фермы каменные в Асюле. Здание сельского совета тоже достраивал Червяков.

А сам я в 1963-64 годах был бригадиром. Мы вырастили хороший урожай гороха, но он полег, пришлось убирать вручную. Получили 27 ц. с гектара. За это мне вручили Почетную грамоту. А за всю жизнь я получил множество грамот и премий. За безаварийную работу вручен нагрудный знак».

«За высокие производственные показатели многие механизаторы, животноводы и были удостоены правительственных наград. Например, животновод Валентина Макарова стала кавалером ордена Ленина (газета «Рассвет» № 37, 2004 г.).

Из архива : «Мой труд отмечен многочисленными Почетными грамотами, ценными подарками и денежными премиями. Самой дорогой для меня наградой стала Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне гг.», ее мне вручили 3 сентября 1947 года. В 1966 году 23 июня мне и вручили Ордена «Знак Почета», а мне 2 ноября 1987 года еще вручили Медаль «Ветеран труда». Кроме того, награжден юбилейными Медалями к 50 и 60-летию Победы. А в 1973 годе ездил с выступлением в Министерство сельского хозяйства на ВДНХ».

Об улучшении жизни говорят и зязелгинцы.

Из воспоминаний Бакалдиной Фаины Степановны, 1945 года рождения, д. Зязелга: «Вспоминаю, как дружно жила молодежь. Я работала в клубе (1978-86 гг.) Шили сами костюмы, сарафаны для выступления. Ставили концерты, занимали призовые места в конкурсах, художественным руководителем была Люда Галанова. Боря Шадрин был главным помощником. У Оли Горбуновой (Ивановой) – золотые руки, она шьет, вяжет. К сожалению, сейчас она пьет, лишена родительских прав.

При председателе (с 1963 по 1977 год) колхоз «Новая жизнь» жил хорошо. Начали жить с кулей. В соседних деревнях закупали (и сами ткали) мочальные тканые кули (под соль, муку) за 40 копеек штука, а продавали уже за 80 копеек. Продавать возили на станцию Куеда. Отсюда в колхозе появились живые деньги. Это был приработок, ведь основные деньги получали от сельскохозяйственной продукции. Искильдинцы заготавливали (драли) мочало тоже для продажи. Все колхозники готовили метелки, их тоже везли на продажу в город. Поэтому деньги колхозники получали хорошие. В конце года давали премиальные, в зависимости от стажа работы. Когда наш колхоз соединили с Печменским (1980 год), ткать кули запретили, чтобы не рубили липу. При жили тоже хорошо. Оклады были около 250 рублей, а доярки зарабатывали по 400 рублей и выше. Пьянства почти не было.

В 1970-77 годы люди начали уезжать из деревни. Многие уехали в Волгоградскую область (были разногласия с председателем ). Колхозники узнавали, что где-то живут лучше, ведь в деревне жизнь трудна во все времена».

В эти годы из Печменя стали уезжать люди. Многие уходили работать к нефтяникам, хотя жизнь неуклонно улучшалась (бытовые условия). Ведь уже в 1958 году впервые загорелись «лампочки Ильича» в Печмене с пуском электростанции с генератором «Г-153» мощностью 45кВт. В 1965 году зажглись лампочки в деревнях Искильда и Зязелга. В 1970 году закончено строительство асфальтированной дороги Чернушка-Оса. Но с 1970 года началась ликвидация так называемых неперспективных деревень и хуторов. Такая политика государства нанесла большой урон нашим колхозам. Исчезли с лица земли 14 деревень и хуторов с населением 1106 человек, это примерно 200 хозяйств-личных подворьев. Люди либо переезжали в центральные усадьбы, многие уезжали на сторону.

Вот перечень этих деревень и хуторов:

Верхняя Искильда, Ашатли, Семселяк, Адыевка, Студеный Ключ, Галечные Ключи, Васильевка, Даниловка, Верхняя Атняшка, Полуденовка, Крутой Лог, Каратаевка, Сайгатка, Ореховая Гора.

Своей работой мы попытались приостановить падение интереса к отечественной истории. Выяснили, что молодежь плохо знает историю своего села, своего народа, утратила русские национальные традиции. Считаем, что русский человек должен с самого детства почувствовать и понять, что он сын Великого русского народа, что он славянин. Без таких людей (патриотов) невозможно развитие села, государства в целом. Утрата культурных истоков, забвение своей культуры ведут к вымиранию нации.

Наших односельчан, перенесших великие страдания и крушения, неоднократные взлеты и падения за свою историю достойны восхищения.

Данный материал призван для воспитания у детей национальной гордости.

Государство всегда играло значительную роль в истории нашей страны, это были объективные причины. Государство сковывало инициативу российского мужика, заставляла народ необоснованно страдать. Как только государство ослабевало свой контроль, сразу был виден подъем в экономической и социальной сфере. Пример тому – 60-е годы, «хрущевская оттепель». Наш колхоз в эти годы тоже испытывал небывалый подъем, богатело село.

1. Собранный материал может быть использован:

— для проведения уроков по истории родного края;

— для написания рефератов, эссе.

2. Данная работа может служить базой написания «История села».

1. История Урала. Пермь, 1 том – 1963 г., 2 том – 1965 г.

2. Известия Пермского губисполкома, 1918 год.

3. Книга Памяти гг., Бардымский район, Пермь, 1993 г.

4. История гражданской войны. Москва, 1957 г.

5. Летопись Печменского Дома Культуры, составитель

6. Архивные документы семей.

7. Газета «Рассвет», 12 мая 2004 г., № 37.

8. «Очерки по истории родного края», Барда, 1998 г.

Источник

Мир познаний
Добавить комментарий

Adblock
detector