Что такое судьба страны

Мини-сочинение «Судьба страны-моя судьба»

«Управление общеобразовательной организацией:
новые тенденции и современные технологии»

Свидетельство и скидка на обучение каждому участнику

Судьба страны – моя судьба!

желать видеть в ней осуществление

идеала человечества и по мере сил своих

(Виссарион Григорьевич Белинский)

С детских лет, взрослые приучают маленького человека любить и гордиться Родиной, какой бы она ни была. Они учат уважать, любоваться, довольствоваться и развивать чувство патриотизма к своей стране. Познавая мир от взрослых, ребёнок приучается к традициям, религии и культуре своей семьи, а следственно и своего государства. В этом периоде жизни, он «впитывает всё как губка», запоминая даже малейшие детали. Именно поэтому, чтобы стать частичкой судьбы своей страны я выбрал путь учителя, путь с которого не хочется сворачивать, когда видишь успехи детей, их улыбки. В этот момент начинаешь понимать, что ребенок – это алмаз, и этому «алмазу» необходимы умелые руки педагога, чтобы придать ему бесценность. На протяжении двенадцати лет я отдаю тепло своего сердца детям, являясь заместителем директора школы по учебно-методической работе, стараюсь научить всему что умею и знаю молодых учителей, а как учитель биологии и химии высшей категории не стесняюсь и сам постоянно учиться и доказывать себе, что только непрерывное самообразование и самосовершенствование – ключ к успеху.

Мне очень нравится высказывание одного философа: «Я не знаю, какой будет ваша судьба, но одно я знаю наверняка: лишь те из вас будут поистине счастливы, кто искал и нашел способ служить людям». И я считаю, что каждый человек должен знать эти слова, чтобы сделать правильный выбор в своей жизни, сделать свое будущее таким, каким он его представляет. Судьба страны должна быть судьбой каждого из нас!

Источник

Когда на кону судьба страны, народа и цивилизации

Когда на кону судьба страны, народа и цивилизации – тут не до сантиментов

Автор – Андрей Фурсов

– Перед Новым годом Указом Президента на базе РИА «Новости» было создано МИА «Россия сегодня». В задачи новой структуры входит объяснить всему миру, что Россия проводит самостоятельную политику и твёрдо защищает национальные интересы, но кто объяснит это российскому гражданину?

– Чтобы объяснить это гражданину РФ, необходимо перестраивать информационную систему внутри страны. RussiaToday вещает на мир, нам нужен внутренний аналог. А для этого, в свою очередь, нужно политическое решение, политическая воля.

– Можно ли сказать, что внутреннее информационное поле нуждается в серьёзном переосмыслении с точки зрения формирования контента и подачи информации?

– Именно так, причём не «можно сказать», а «нужно сказать». С «крымской викторией», которая, по-видимому, была неплохо подготовлена по принципу Гэндальфа «keep it safe and keep it secret», мы вступаем в новую эпоху. Внешнеполитически она отрицает времена «ельцинщины», когда был заложен фундамент (принципы, содержание, структуры, кадры) существующей до сих пор информационной системы, системы пораженчества и лизоблюдства по отношению к Западу, системы триумфа плохишей. Для обеспечения побед этот информационный тяни-толкай не годится, реформировать его тоже нельзя. Значит, надо создавать новую информсистему – национально, государственно ориентированную и «победительную».

– Можно ли утверждать, что люди, которые занимаются формированием имиджа страны, особенно через государственные СМИ, должны обладать не только профессиональными качествами, но личными убеждениями?

– Опять же, не «можно», а «нужно», только не «имиджа», а «образа» – хорошее русское слово. Образ страны должны формировать патриоты, разумеется, не квасные, обращённые не в прошлое, а в будущее, мастера своего дела, не отделяющие себя от своей страны и истории, от своего народа, и нетерпимые к тем, кто стремится стереть идентичность этого народа, его историческую память и волю к победам.

– Кто, на Ваш взгляд, в российском деидеологизированном обществе в большей степени формирует ценности и нравственные ориентиры? И какие опасности несёт в себе деидеологизированное общество?

– Я бы не сказал, что российское общество является полностью деидеологизированным. Де-факто идеология есть – так называемая «либеральная», хотя на реальный либерализм она похожа так же, как Граучо Маркс на Карла Маркса. Реальный либерализм смертельно заболел в Европе в начале ХХ в. и умер во время Первой мировой войны. Ну, а то, что назвали «либерализмом» в РФ в ельцинские времена, – это просто идейное оправдание грабежа страны и коллаборационизма в этом деле с западным капиталом.

Либерализм у нас – это идейная форма компрадорско-олигархического строя, который со всей очевидностью вступил на путь самоуничтожения (главное – не допустить, чтобы при этом он уничтожил государство, государственность и народ). С учётом сказанного выше, правильнее у нас говорить не о либерализме, а о либероидности (или либерастии), которую транслируют (в одном пакете с русофобией и советофобией) олигархические СМИ, а точнее СМРАД (средства массовой рекламы, агитации и дезинформации).

Однако, помимо либероидной «идеологии» в РФ до сих пор существует идеология, а точнее комплекс установок, завязанных на исторической памяти и неприятии олигархического строя и буржуазных ценностей; этот идейный комплекс можно охарактеризовать как советский, причём носителем его является не только старшее поколение. К советскости всё больше и активнее обращается молодёжь – и это несмотря на два десятилетия антисоветской чернухи, всех этих «Детей Арбата», «Стиляг» и прочего.

– Как Вы считаете, какое мерило ответственности публичного человека перед аудиторией, и что ему категорически делать нельзя? Как нужно поступать с публичными людьми, которые активно транслируют антироссийскую повестку дня?

– Публичного человека, транслирующего антироссийскую повестку дня, нужно лишать права быть публичным. Национал-предательские, пятоколонные структуры и персоны необходимо отсекать от средств информации и источников финансирования, создавая вокруг них правовой и моральный (нерукопожатность) вакуум. Нужно помнить, что в условиях информационной войны журналисты и аналитики – это солдаты и офицеры, осуществляющие особый вид военной деятельности. Отсюда и отношение к враждебной пропаганде и её агентам «по законам военного времени и правилам поведения в прифронтовой полосе». Мы уже живём в сетевом обществе, норма которого – сетевая война. Точнее, в сетевом обществе грань между войной и миром размыта, стёрта. Со всеми вытекающими последствиями.

«Фундаментом для реальной консолидации общества может быть только здоровая экономика, построенная на основе и принципах социальной справедливости и руководимая национально-ориентированной, осознающей/ощущающей своё культурно-историческое единство с народом, стратегически мыслящей правящей элитой…»

– Есть расхожее мнение, что США завоевали мир без боя. На Ваш взгляд, какие из инструментов «мягкой силы» наиболее эффективны и какие наша страна могла бы успешнее всего использовать?

– Нет, США завоевали мир не без боя и не без войны. Была война – Холодная, и горбачёвская верхушка капитулировала в ней, сдала страну, что создало впечатление поражения СССР в Холодной войне. Сдача и поражение – разные вещи по сути, хотя результаты похожи и требуют реванша. США, а точнее верхушка мирового капиталистического класса, заставили капитулировать советскую верхушку, точнее, определённую, принимающую решения её часть, навязав свои представления и ценности. В свою очередь, это стало возможно в результате эрозии строя, гниения, «обуржуазивания» верхушки – опасности, в которой отдавали себе отчёт и Троцкий, и Сталин.

«Мягкая сила» работает тогда, когда, во-первых, за ней есть «твёрдая сила», во-вторых, есть размягчённый объект действия. Хотел бы я посмотреть на «мягкую силу» в исполнении Лесото, или на действие «мягкой силы», направленной против сталинского СССР. Что касается вопроса, какие эффективные средства могла бы использовать Россия, то по нему лучше обратиться не ко мне, а к профессору МГИМО Елене Пономарёвой, она специалист по этой проблематике.

– Олимпийские игры в Сочи удались. Во-первых, наши спортсмены одержали сокрушительную победу. Во-вторых, мы смогли эту победу показать и предъявить всему миру. Как Вы оцениваете «успехи» по дискредитации нашей Олимпиады западными и российскими СМИ? Был ли у них шанс перевернуть всё с ног на голову?

– Западным СМИ и их подголоскам в РФ не удалось дискредитировать наш успех по организации Олимпиады и в спортивной борьбе на самой Олимпиаде – брызгали слюной в бессильной злобе, ни одного серьёзного критического аргумента привести не смогли.

– Тема Украины и нашей Олимпиады – войны и мира –абсолютный лидер среди новостей последние несколько месяцев. На Ваш взгляд, как сработали российские СМИ в освещении украинских событий: от «стояния «Беркута» до присоединения Крыма к России? Удалось ли перехватить повестку у либеральных СМИ?

– Российские СМИ в освещении украинских событий в целом сработали чётко и грамотно – власть учла уроки войны 08.08.08. Да и поддержка населением позиции руководства страны была столь однозначной, что переть против народа посмели только отморозки нескольких одиозных СМИ, открыто восторгавшиеся Майданом и поливавшие грязью российских патриотов и тех на Украине, кто не желал лечь под бандеровско-неонацистский режим и его западных покровителей.

– Как бы Вы охарактеризовали произошедшие на Украине события? Какими средствами можно защититься от подобных «народных волнений»?

– Как Вы считаете, фундамент из олимпийской победы и геополитической победы на Украине достаточно прочный для того, чтобы консолидировать общество перед грядущим выборным циклом или резким осложнением экономической ситуации?

– Фундаментом реальной консолидации общества не могут быть никакие спортивные и даже внешнеполитические победы, при всём их символическом и историческом значении. Таким фундаментом может быть только здоровая экономика, построенная на основе и принципах социальной справедливости и руководимая национально-ориентированной, осознающей/ощущающей своё культурно-историческое единство с народом, стратегически мыслящей правящей элитой. (Здесь мы не можем согласиться с автором! Фундаментом реальной консолидации общества может быть только соответствующая идея, умело воплощённая в идеологию. Подробнее об этом читайте в статье «Русская национальная идея». – Д.Б.).

– Известный публицист, главный редактор журнала «Однако» Михаил Леонтьев говорит о том, что власть должна первой осуществить социальную «революцию сверху», то есть сменить действующую элиту. По его словам, существующая элита «компрадорская, сливает страну и открыто вербализует жёстко антигосударственный и антинациональный политический курс». Согласны ли Вы с Михаилом Владимировичем? Есть ли на такое действие политическая воля?

– Михаил Леонтьев прав, характеризуя основную часть нынешней властно-экономической элиты как компрадорскую, вербализующую антигосударственный и антинациональный курс. Смена элит происходит либо сверху (Иван Грозный, Пётр I, сталинские 1930-е годы), либо снизу (Октябрьская революция с последовавшей за ней Гражданской войной). Смена, по крайней мере, значительной части властно-экономической элиты в РФ, безусловно, назрела, причём сразу по трём причинам. Во-первых, социальная модель, сформировавшаяся во времена «ельцинщины», дышит на ладан и грозит утянуть с собой на дно страну. Во-вторых, обострение отношений с Западом, борьба за будущее ещё более усиливают требование создания иной модели; большая часть нынешней элиты к этому не способна, а, следовательно, в лучшем случае будет балластом, в худшем – саботажником на стороне Запада.

В-третьих, становится ясно, что на мировом уровне выходом из кризиса станет антилиберальный курс, отрицающий «неолиберальную (контр)революцию» 1980-2000-х годов с её приватизацией, глобализацией, мультикультурализмом и прочим. Встраивание в «brave new world» антилиберализмуса тоже требует принципиально новой элиты по сравнению с той, что с 1990-х годов шестерила перед Западом, устроив свой пикник на его обочине. Всё, finita, время вышло – караул устал и кое-кому придётся кричать «караул». Но, как говаривал Блаженный Августин, «наказания без вины не бывает». Тройной кризис – внутренний, мировой и в отношениях России с Западом – безусловно, сформирует новую элиту. Сверху или снизу – но это произойдёт. Сверху оно, конечно, спокойнее. В то же время все «революции сверху» оказываются непоследовательны и в перспективе дополняются «революциями снизу» (1861-1917 гг.). Кроме того, в истории получается не так, как спокойнее и лучше, а так, как получается. Когда на кон поставлена судьба страны, народа, цивилизации – тут не до сантиментов; как пелось в одной советской песне, «жила бы страна родная, и нету других забот». А кто не спрятался – я не виноват.

– Признание Крыма, как части России, – болезненный вопрос для западных политиков. По сути, своими волюнтаристскими решениями и громкими заявлениями они загнали себя очередной раз в угол. Похожая ситуация была в Сирии, но тогда Россия помогла США найти открытую дверь и необходимость в применении открытого насилия была исчерпана. Каким может быть выход в ситуации с Крымом? Ограничится ли Запад только лишь многоступенчатыми санкциями, либо в итоге сохранит статус-кво?

– На мой взгляд, в Женеве Запад (прежде всего США, поскольку европейцам американцы и Россия уже не раз недвусмысленно указывали их место) де-факто признал Крым частью РФ. Де-юре они, естественно, этого не признают; чтобы в ситуации своего бессилия сохранить лицо, будут вводить новые бессмысленные и никчёмные санкции, пытаться изолировать Россию. Ясно, что в нынешней ситуации у погружающегося в кризис Запада нет игры против России. Если бы Запад был силён, он бы мог попытаться спровоцировать крупномасштабную войну, но он, как говорится, «слаб в коленках». Разумеется, это не исключает, что определённая часть мировой верхушки, в частности американского её сегмента, не предпримет какую-либо авантюру, цель которой – спровоцировать вооружённый конфликт на востоке Украины с постепенной его интернационализацией. Как?

Например, организацией крупной техногенной катастрофы на атомных объектах Украины. Однако такой конфликт, а, следовательно, такого рода диверсии, не в интересах других сегментов мировой капиталистической верхушки, стремящихся не допустить победы оппонентов в своих «играх престолов». И как знать, не будут ли эти сегменты, точнее, их представители, первыми, кто схватит диверсантов за руку или, ещё проще, исходно сдаст их – ведь живём в современном мире, как в аквариуме, утаить что-либо до конца трудно (провокации типа 11 сентября в данном случае по ряду причин не в счёт).

– Последние годы США очень избирательно подходят к назначению своих представителей в России. Есть основания полагать, что зимой 2012 года послом США был не случайно назначен именно Майкл Макфол – известный теоретик так называемых цветных революций. Мы помним, как «либеральная элита» ходила к нему на поклон, помним, какие надежды возлагались на «революцию белых удавок», но все усилия Макфола оказались тщетны, и, как бы он ни любил свою работу, его отправили восвояси. Но на смену теоретикам, как известно, приходят практики. Так, в ближайшее время ожидается, что новым послом США в России станет Джон Теффт, который, в числе прочего, был идеологом агрессии Грузии в 2008 году и Майдана на Украине 2013 года, переросшего в гражданскую войну. На Ваш взгляд, США намеренно отправляют таких одиозных персонажей на службу в Россию?

– Сотрудники любого МИДа, включая послов, – люди несамостоятельные. Они реализуют те цели и задачи, которые перед ними ставятся. Или пытаются реализовать. Например, Макфол свою миссию даже с точки зрения своих хозяев провалил. Едва ли нам стоит ждать чего-то хорошего от Теффта и вообще от США, но, как говорится, поживём – увидим. Правящий класс США – не монолит, в нём – различные группы (кланы, стоящие за Обамой, Бушами, Чейни и др.), выражающие интересы определённых корпораций и кластеров верхушки мирового капиталистического класса. Показательно, что весьма информированный бывший главный редактор Radio France Internationale Р. Лабевьер предпочитал говорить не о «внешней политике США», а о «внешних политиках США», подчёркивая наличие нескольких субъектов внешней политики Америки.

– Подрывную деятельность обычно ведут под благими намерениями. Вам что-то известно про Московскую школу гражданского просвещения, которую возглавляет некая г-жа Немировская? Экспертами и выпускниками школы являются видные политические и общественные деятели. Некоторых из них вряд ли можно было бы заподозрить в предательстве, но тогда возникает вопрос: что они там делают? Что мы можем им противопоставить сегодня?

– Я никогда специально не интересовался «Московской школой гражданского просвещения», но знаю, что это такое. Это из того же ряда, что «Высшая школа экономики» и т.п. Противопоставить таким структурам следует, с одной стороны, широкое обнародование информации об источниках поступления их средств, базовых контактах и целевой направленности деятельности; с другой – развитие своих структур, выражающих интересы нашего государства и его народов, а не узкой кучки когда-то назначенных олигархами лиц, решивших, что они игроки, а не фигуры, и забывших правило: «тень, знай своё место».

– Резюмируем: сегодня по-настоящему новая Россия столкнулась с новыми вызовами. Какие три приоритетные задачи, которые стоят перед страной, Вы бы выделили?

– Есть одна сверхзадача – восстановление субъектности, требующая субъекта – субъекта стратегического действия. Ну, а условиями его возникновения, а точнее создания, являются изменение экономического строя в соответствии с нашими социально-историческими традициями и успехами в ХХ веке, изменение положения РФ в международном разделении труда, ликвидация той дебилизирующей системы образования, которую пытаются насадить (ЕГЭ, Болонская система и т.п.).

– Последний вопрос, мы задаём его всем, у кого берём интервью: для Вас личное выше общественного или общественное выше личного?

– Точнее говорить о соотношении общественного и индивидуального, поскольку исторически личность есть определённая форма снятия противоречия между обществом и индивидом. И поскольку личность – это совокупность всех общественных связей индивида, обусловленная личным отношением с Абсолютом и к Абсолюту, то примат в этой форме сохраняется за общественным. Это наша русская традиция, да и не только русская. Только в буржуазном обществе, причём особенно в его протестантском варианте, декларируется примат индивидуального над общественным. При этом надо помнить, что сама по себе эта декларация выступает в качестве социального оргоружия определённых групп, т.е. коллективов, для подавления воли других групп и индивидов. То есть, здесь не должно быть никаких иллюзий: провозглашение индивидуализма, как ценности, есть ни что иное, как подготовка человека к тому, чтобы определённым группам было максимально удобно его эксплуатировать. Короче говоря, нам нужен примат общественного над индивидуальным (но нужно помнить: под маской общественного может скрываться коллективный эгоизм в самых разных формах – от социальной до этномафиозной).

От редакции. Полностью соглашаясь с доводами Андрея Ильича, необходимо добавить, что подготовкой (выращиванием) настоящих патриотов тоже нужно старательно заниматься. О том, как это делать, очень хорошо написал Искандер Валитов в статье «Гости из будущего».

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех интересующихся. Все Конференции транслируются на Интернет-Радио «Возрождение»…

Источник

Конспект «Месть географии»: как география формирует страны и их судьбы

Секрет успеха Британии, причина проклятия Африки, пустынные корни исламских государств — судьбы разных стран и континентов журналист-международник Роберт Каплан увлекательно объясняет с помощью географии. «Афиша» законспектировала его только что переведенную книгу.

f11abf7e8b07401586ca2526e1a9265e

7c0a7d4ee11b46e1a2b6a6dac3d39d43

Дюжина мест на Земле, судьба которых заключена в их географии

cd81fa613722418a8e78ded72a1c5808

Тунис и вечный Карфаген

Арабская весна не случайно началась в Тунисе: именно эта страна всегда была наиболее передовой в Северной Африке, а значит, ее жители были наиболее требовательными к своим властям. Началось это не после ухода французов и не в Средние века, а гораздо раньше: сегодня наиболее развитая часть Туниса — это практически та же территория, которую включил в сферу влияния Рима Сципион Африканский после победы над Карфагеном в III веке до н.э.

da47b64fb4474fb694f3fa574347b9d4

Призрак Центральной Европы

В момент падения просоветских режимов в Восточной Европе многие европейские интеллектуалы открыто мечтали о возрождении Центральной Европы (примерно в границах бывшей Австро-Венгрии), которая могла бы стать, по их мысли, основой нового витка развития европейской цивилизации. Однако вместо этого случилась ужасающая война на Балканах и быстрое отмежевание относительно богатых стран северо-востока от относительно отсталого юго-востока. Причина тому очень простая: географически региона Центральная Европа просто не существует, поэтому нет никаких предпосылок к его единству на добровольных, а не имперских началах. Наоборот, именно здесь проходит практически вечный разлом между морским миром к западу и сухопутным к востоку.

aeb412a4cbf745f6a82b7f677212bb5c

Англия смогла стать в конечном итоге ведущей европейской, а затем и мировой державой именно благодаря своему исключительно удачному географическому положению. Британия — остров, а значит, имеет естественную защиту в виде моря, что делает эту территорию изначально более безопасной, чем континентальные страны, вынужденные все время опасаться соседей. Именно безопасность и отсутствие необходимости в жесткой руке позволили Англии очень рано создать демократическую систему, которая привела к ее расцвету. При этом остров достаточно большой и очень близко расположен к Европе, чтобы не быть изолированным, а полноценно участвовать в континентальной политике. Значение Англии упало лишь с подъемом США, которые, по сути, тоже представляют собой остров, только иного масштаба, и по отношению к Евразии обладают таким же преимуществом, как Британия по отношению к Европе.

73e33eae219d4e3ba66768208f380417

Африка, напротив, очень неудобный континент. И именно этим, а не только чересчур жарким климатом, объясняется ее бедность. Береговая линия Африки длинна, но почти лишена естественных гаваней и заливов, что препятствует развитию мореплавания. Большинство рек, текущих из глубины континента, не судоходны, а это значит, что центральные области отрезаны от побережья. С севера огромная Сахара веками была непреодолимой преградой, мешавшей контактам с культурой Средиземноморья. Этих нескольких фактов достаточно, чтобы целый континент развивался чрезвычайно медленно.

92eb04652a8044c6b4bb00eccbab0b9a

География может объяснить и особенности религий разных областей, например, ислама. Ислам зародился в стороне от прямой зоны влияния эллинистической и санскритской культур, а также в крайне засушливой местности. Это значит, что ключевую роль играли жители городов и оазисов, преимущественно торговцы, а не крестьяне, как на плодородных равнинах. Торговцам для выживания нужны прежде всего не благоприятные природные условия, которые можно списать на расположение языческих богов, а этика поведения и договора, честность и порядочность. Именно поэтому здесь возникли особые условия для развития этической религии, которой и является ислам, и быстрому отходу от основанного на бессмысленных в пустыне жертвоприношениях язычества.

6310b92d31d54660a4389779564d236d

Неправильно разделенная Америка

Каплан считает, что формальное деление Америки на Северную и Южную, хоть и наглядно на карте, имеет мало значения в реальной жизни. Истинная граница идет по непроходимым амазонским лесам и горам на западе, которые отделяют Карибский мир, истинный центр полушария, к тому же близкий к США, от юга, страдающего от изоляции. Действительно от Буэнос-Айреса до Нью-Йорка примерно так же далеко, как до Европы. В этом смысле Южная Америка похожа на Африку, которая на самом деле начинается южнее Сахары, а северное ее побережье относится к средиземноморско-европейскому миру.

0ad40ba04b534913b8288e544bd3ce2f

Россия и неизбежность

Россия всегда будет относиться с недоверием к внешнему миру, потому что расположена на огромной и при этом географически незащищенной территории. Опыт многовековых нападений самых разных народов, легко перемещавшихся по удобным равнинам, а также постоянной борьбы за выход к морю заставляет Россию бросать огромные ресурсы на оборону протяженных границ, а в сочетании с суровым климатом и необходимостью вести хозяйство коллективно, чтобы хоть что-то вырастить, формирует национальный характер. Вообще, Каплан почти с восхищением пишет о русских, сумевших создать империю при чуть ли не тяжелейших на земле исходных данных, но намекает, что принципиально в России никогда ничего не изменится.

fc3ae79248784a9390880923473f57ef

Европа Карла Великого

Европа, напротив, исключительно удачный регион — с протяженнейшей береговой линией, многочисленными отдельными областями, способствовавшими культурному разнообразию, и удобными для судоходства реками. Каплан обращает внимание на немного пугающий факт: несмотря на все века развития, перемен и конфликтов, культурное и экономическое ядро Европы находится в том же самом месте, что и центр империи Карла Великого почти полторы тысячи лет назад, — запад Германии, восток Франции и Бенилюкс. Здесь расположены все столицы объединенной Европы, также как Ахен, бывший столицей в VIII веке. Объясняется все просто: внутри в целом географически благоприятной Европы долина Рейна и ее окрестности — самый благоприятный регион.

dc5de1ac4f5b4a8b8530340f58bb109e

Китай как центр мира

Как и Европа, прекрасной географией обладает Китай, что тоже предопределяет его положение среди мировых цивилизаций. Это одновременно и морская, и континентальная держава, расположенная в умеренном поясе. Культурное ядро Китая находится на плодородных почвах близ побережья, где и сейчас живет подавляющее большинство населения, при этом малонаселенные территории на западе стали для Китая и источником многих важных ресурсов, и важным во все века путем на Запад. Как и многие страны Востока, Китай страдал от нашествий кочевников, но в итоге сумел их обуздать и ассимилировать. Сейчас он одновременно развернут и в центральноазиатскую степь, и в Тихий океан, и действительно стал Срединной империей. Ключевым стратегическим местом для него стал Тайвань, который из-за своего расположения ровно по центру напротив материкового Китая запирает его и мешает ему стать полноценной морской державой глобального масштаба. Если Пекину удастся вернуть контроль над мятежным островом, он сможет контролировать половину мира.

ebbec5862bf34bca9fd4495a275923f2

Индия пытается стремительно догонять Китай, но все же от него отстает. И это, опять же, обусловлено географией. Индийский субконтинент с трех сторон защищен морем и Гималаями, но с северо-запада плавно поднимающиеся плоскогорья не обеспечивают такой защиты — и в течение последней тысячи лет именно оттуда исходила угроза (преимущественно исламская), которая перманентно тормозила развитие Индии. Символом этой угрозы в наше время являются Пакистан и Афганистан, само существование которых наглядно подтверждает, что расклад сил со Средних веков особенно не изменился. При этом в Индии не хватает удобных связей между югом и севером, что привело к культурному расслоению, а со временем способствовало и подчинению побережий европейскими ост-индскими компаниям.

0534b6bd15a74e77ad24aa08d0480c01

Нелогичные государства исламского мира

В самом взрывоопасном регионе мира география отличается особой сложностью. С одной стороны, мнение о том, что деление арабских государств искусственно, не совсем верно — например, существование таких отдельных стран, как Сирия, Ирак и Йемен можно предсказать еще по ранней истории халифата. С другой, тот же Ирак разделен на три примерно равные части — суннитскую, шиитскую и курдскую, — что делает эту страну столь нестабильной. Иордания вообще является буферной зоной между другими арабскими странами и Израилем. На единстве правящей семьи основана и Саудовская Аравия, которая на самом деле не более чем сеть оазисов, а нестабильная Ливия состоит из двух частей, которые тяготеют к Тунису и Египту. Наконец, Афганистан вообще абсолютно искусственен географически, что и стало причиной таких проблем с поддержанием государственности в этой стране. Каплан предсказывает возможное образование новых стран в Центральной Азии, например, Пуштунистана, так как границы республик бывшего СССР тоже проходят отнюдь не в соответствии с рельефом и ареалами расселения разных народов. Лидерами же региона есть и будут Иран и Турция — страны, очертания которых можно различить даже на физической карте.

efe1a112462e4f5da8ab4bb78834421d

Слияние Северной Америки

Вернувшись к геополитике, Каплан сетует на излишнее внимание властей своей страны к проблемам на другой стороне земного шара, из-за которого они не замечают главной внешней проблемы США. Это Мексика. По его мнению, слияние США и Мексики в той или иной форме является просто вопросом времени. Например, он предсказывает появление нового государства Republica del Norte (Северная республика) из северных штатов Мексики, отделенных горами от исторического ядра страны, и южных США, которые когда-то были мексиканскими и где мексиканцы чувствуют себя как дома. Именно из-за этого мексиканцы — единственный народ, представители которого, попав в США, чувствуют себя дома, а не в начале новой жизни, и не поддаются ассимиляции. С иммиграцией такого типа страна иммигрантов еще не сталкивалась, и судьба североамериканского континента зависит именно от того, как будут развиваться события на мексиканской границе.

Источник

Мир познаний
Добавить комментарий

Adblock
detector