Что такое судебный акт в гражданском судопроизводстве

Что такое судебное постановление?

У постановления суда в России несколько значений. Судебным постановлением называются практически все акты, принимаемые судами (кроме окончательного решения по гражданскому делу и приговора в уголовном процессе). Кроме того, постановление — это вид судебных актов, зависящий от того, в каком процессе они принимаются: гражданском, арбитражном или уголовном. Особые постановления выносит Верховный суд (ВС), разъясняя спорные вопросы применения законов.

В большинстве случаев судебные постановления можно обжаловать, если вы с ними не согласны. Но для каждого вида постановлений свои сроки и правила, обязательные для того, чтобы жалобу приняли. Разобраться в них сразу не так просто. Иск вполне можно подать самостоятельно, а вот обжалование лучше доверить профессиональному юристу.

Какими бывают судебные постановления

Разные судебные процессы регулируются своими кодексами, в каждом из них упоминается постановление как акт суда. Но в своей трактовке.

В Гражданском процессуальном (ГПК) это родовое понятие для всех вердиктов, в Арбитражном процессуальном (АПК) постановление выносят лишь апелляционные и кассационные суды.

Виды постановлений в ГПК

В ГПК названо 4 вида судебных постановлений:

Все эти судебные постановления обязательны для исполнения всеми, кто участвовал в процессе, в том числе госорганами и муниципалитетами. Невыполнение их расценивается как неуважение суда.

Постановление в арбитраже

В процессах между юрлицами этим актом оформляется пересмотр вердиктов арбитражей. То есть постановления выносят только апелляционные, кассационные или надзорные судебные инстанции.

Сами арбитражные суды выдают лишь решения и определения. Или, в отдельно оговоренных законом случаях, приказы.

Что называют постановлением в уголовном процессе

В Уголовно-процессуальном кодексе (УПК) судебным постановлением называется любое (кроме приговора) промежуточное решение по делу, если его ведет один судья. Если их несколько — во время разбирательства выносятся определения.

Помимо этого, в УПК так называется решение судебного президиума при пересмотре приговоров, определений и прочих постановлений. А еще — решение следователя, прокурора, дознавателя и др., которые приняты еще в досудебном производстве.

Постановление Верховного суда

Судебные постановления Пленума ВС отличаются от остальных, потому что в них не разрешается конкретное дело по существу, а дается истолкование правовым нормам. Иначе говоря, ВС объясняет всем остальным судам (кроме Конституционного), как применять те или иные статьи законов.

В таких постановлениях обобщается судебная практика, обычно по схожим делам. Иногда они трактуют понятия, которые упоминаются в законодательстве, но без объяснения.

Разъяснения могут даваться и по уголовному судопроизводству (например, по вопросам состава преступления). Подобные акты Верховного суда помогают обеспечить единообразие применения законов.

Что и в какой форме пишут в постановлениях

Четко прописанных норм в кодексах нет, содержание сильно зависит от типа акта и того, какой вопрос в нем рассматривается. Если судебное постановление в форме решения, то там будут стандартные части: описательная, мотивировочная и резолютивная. Но структура может быть и другой, если дело не рассматривается по существу, а, скажем, назначается дополнительная экспертиза.

Если в документе нет тайны, которая охранялась бы законом, то можно его оформить в электронном виде. Тогда должны быть цифровые подписи всех рассматривавших дело судей. При этом обязателен и бумажный вариант. Разумеется, это касается лишь гражданских процессов, в том числе арбитража.

Как бы ни было оформлено судебное постановление, его можно обжаловать, если содержание вас не устраивает. Как это сделать — рассказано в нашей отдельной статье.

Источники:

Поручите задачу профессионалам. Юристы выполнят заказ по стоимости, которую вы укажите. Вам не придётся изучать законы, читать статьи и разбираться в вопросе самим.

Источник

Что есть неправосудный судебный акт и как с ним бороться?

Одной из наиболее важных статей в уголовном законе является на сегодня статья 305 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность судьи (судей) за вынесение им (ими) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта. Её значимость заключается в том, что подобная уголовно-правовая норма должна выполнять превентивную функцию явно незаконного (пристрастного или формального) правосудия для всей судебной системы страны. Без действенной законодательной уголовной ответственности судьи (судей) за вынесение неправосудных судебных актов любая судебная реформа будет лишь формальной (несущественной, неэффективной), не меняющей должным образом правосудие в сторону его законности и справедливости.

Диспозиция статьи 305 УК РФ полностью дублирует её название, добавляя лишь указание на субъекта преступления – судью (судей).

ВЫНЕСЕНИЕ ЗАВЕДОМО НЕПРАВОСУДНЫХ ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ ИЛИ ИНОГО СУДЕБНОГО АКТА

В данном случае именно диспозиция дублирует название статьи, а не наоборот, поскольку название статьи достаточно лаконично, а диспозиция достаточно пространна.

Исследователи ст. 305 УК смиренно толкуют ключевое слово ее диспозиции «НЕПРАВОСУДНЫХ» – как незаконных, и даже несправедливых судебных актов (приговора, решения, определения), разумеется, отмененных вышестоящей судебной инстанцией. Законодательство РФ определение данного термина «неправосудность» не содержит.

Ввиду уголовно-правового категорического запрета применения уголовного закона по аналогии (ч. 2 ст. 2 УК РФ) нельзя подменять неправосудность судебного акта его незаконностью и (или) необоснованностью и (или) формальностью и (или) ошибочностью и (или) несоответствием «социальной справедливости» и т.д. При этом, эти понятия и не совсем аналогичны понятию »неправосудность».

Правосудием в соответствии с Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» именуется деятельность судов и судей. Поэтому неправосудное решение судьи – это тоже самое, что «неинженерное» решение инженера, или «непограничное» решение пограничника и т.п. То есть это решение, которое не свойственно (не соответствует) профессиональной деятельности лицу, его принявшего.

Таким образом, судебный акт может точно являться неправосудным, если он не входит в деятельность суда (судьи). Например: судье был заявлен обоснованный отвод по мотиву прямой родственной связи со стороной по делу, но судья, отклоняя его, скрыл эту родственную связь и, рассмотрев дело, вынес-таки неправосудное решение. Или с иском в суд никто не обращался, а судья «взял» да и вынес решение (осуществил правосудие без должных к нему предпосылок). Или суд вынес по гражданскому делу не решение, а приговор, (и назначив наказание, не предусмотренное уголовным законом) и т.п.

Однако не просто более реалистичные, а довольно частые неправосудные судебные акты выносятся сегодня такие, в которых судья уклоняется от осуществления правосудия посредством игнорирования законодательных установлений (понятных и обязательных). Просто в судебном акте не указывается о нормах закона, которые должны применяться в данном деле, и о которых в суде было заявлено стороной.

Таким образом, судья создает видимость правосудия, уклоняясь от его осуществления. Это и есть вынесения неправосудного судебного акта (с заведомостью отдельная тема).

Не пора ли перенять немецкий уголовно-правовой опыт, содержащейся в параграфе 339 УК ФРГ? Название то же, что и нашей статье 305 УК, однако диспозиция не дублирует локаничность названия, а конкретизирует деяние для его эфективного, правильного и справедливого правоприменения:

«Судья. который при руководстве судебным разбирательством или при вынесении решения по делу обходит закон в пользу или во вред одной из сторон, наказывается лишением свободы. ».

И не надо установления никакой «заведомости» неправосудия. Настоящее неправосудие не может быть «по неосторожности» у сверхпрофессиональных юристов – судей (тем более, если о существовании и должном применении закона указывала сторона по делу).

78a58ec7 2341 40cd a1a3 9cc99ff64f75

ac5b96ab 03c8 4623 afc3 8e2bbb6e942b

Специалист в области процессуального права

2aca60a8 32c0 44ab 9988 8dcb04f9f6ff

Корпоративное право

a19a6146 409e 4cd2 af98 247409cc1da4

Введение в правовую систему Англии / Introduction to English Legal System

Комментарии (38)

««Судья. который при руководстве судебным разбирательством или при вынесении решения по делу обходит закон в пользу или во вред одной из сторон, наказывается лишением свободы. ». «

Решение по делу всегда на пользу одной из сторон (если они ранее не примирились)?

Поэтому скорее «Судья. который при руководстве судебным разбирательством или при вынесении решения по делу обходит закон во вред одной из сторон, наказывается лишением свободы. »?

« Решение как утверждает судья «вступило в законную силу». Но оно не правосудно. »

« Суть: Ст. 327 ч.3 УК РФ уже 9 месяцев расследования за якобы предъявление подложного паспорта при выходе из здания »

Использование подложного документа (паспорта) должно быть только такое, которое предоставляет права или освобождает от обязанностей. Например:
либо предоставляющий определенные права (например, право на пенсию, на получение государственной награды), льготы (например, льготы при налогообложении, при уплате различных пошлин, сборов, коммунальных платежей), преимущества (например, при заключении госконтрактов, при снабжении дефицитным сырьем);
либо освобождающий от обязанностей (например, по уплате от налогов, по уплате за проезд, от воинской обязанности, от обязанности декларировать свои доходы).

Постановление Президиума Московского городского суда
от 29 января 2010 г. по делу № 44у-444/09
«суд ошибочно квалифицировал действия осужденного по ч. 3 ст. 327 УК РФ.
По смыслу закона под использованием заведомо подложного документа понимается его представление или предъявление в соответствующие учреждения или должностным и иным лицам для получения неположенных прав или незаконного освобождения от возложенных на лицо обязанностей. Использование поддельного документа в иных целях не образует состав данного преступления».

ГПК РФ Статья 5. Осуществление правосудия только судами

Правосудие по гражданским делам, относящихся к компетенции судов общей юрисдикции, осуществляется только этими судами по правилам, установленным законодательством о гражданском судопроизводстве

с 01.09.2019 вступил в силу федеральный конституционный закон от 06.03.2019 №1-ФКЗ «О внесении изменений в ФКЗ «О судах общей юрисдикции в РФ» от 07.02.2011 № 1-ФКЗ, норами ст. ст. 23.3, 23.11, 24 и 33 не установлено, что « судом является и единоличный судья», однако:

а) несмотря на внесение изменений федеральным законом от 26.07.2019 № 213-ФЗ в ГПК РФ с 01.10.2019, сохранены нормы ч.1 ст.14, ч.4 ст.333, ч.ч.2,3 и 4 ст.376.1, ч. ч. 1 и 2 ст.390.7, ст. ст. 390.9 и 390.10 «о рассмотрении судьей единолично»,
б) несмотря на внесение изменений федеральным законом от 02.08.2019 № 309-ФЗ, сохранены нормы ч.ч.2 и 3 ст.30 (Состав Суда) УПК РФ «о рассмотрении судьей единолично»,

хотя, это противоречит, как ч.3 ст.118 Конституции РФ, так и ч.1 ст.4, ч.3.ст.20, ч.ч.1 и 3 ст.21 федерального конституционного закона «О судебной системе РФ» от 31.12.1996 № 1-ФКЗ.

То есть, все постановления (решения, приговоры, определения), вынесенные судьей ( суда любой инстанции) единолично, априори являются неправосудными, так как «судья единолично» не является судом в понимании Конституции РФ и федеральных конституционных законов.

« Отличный материал и комментарии к нему! Только те судьи, кто выносит «неправосудные решения», уже не могут даже в статьях здесь называться «судьями», а должны именоваться не иначе как «антисудьями»! »

В мотивированном решении суд подтверждает, что имел место незаконный отказ в назначении пенсии:
Из решения Мытищинского городского суда:
1. «Из материалов дела следует, что 15.12.2014 года ФИО обратилась в Управление Пенсионного фонда с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии. Однако ей было отказано в назначении льготной пенсии».
2. «Суд обязал ГУ-ГУ ПФР № 6 по г. Москве и Московской области назначить ФИО досрочно трудовую пенсию по старости с 15.12.2014 года».
Из решения Московского областного апелляционного суда:
1. «Как установлено судом и подтверждается материалами дела, ФИО 15 декабря 2014 года обратилась в пенсионный орган за назначением досрочной трудовой пенсии по старости в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения».
2. «Решением комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан в назначении пенсии было отказано за отсутствием требуемого стажа».
3. «С решением ФИО не согласилась и обратилась в суд».
4. «Суд обязал ответчика назначить ФИО досрочную трудовую пенсию по старости с 15 декабря 2014 года».

А дальнейшая логика суда не поддается здравому смыслу.
Решение Мытищинского городского суда :
«Таким образом, поскольку правоотношения сторон возникли в связи с осуществлением пенсионным органом публично-властных ПОЛНОМОЧИЙ, не основанных на равенстве прав и обязанностей их участников, исходя из положений статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации, эти отношения не регулируются нормами гражданского законодательства.»

Из решения Московского апелляционного областного суда:
«Как следует из пункта 1 статьи 2 ГК РФ, гражданское законодательство регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.
Согласно пункту 3 статьи 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.
Таким образом, положения ГК РФ, в частности статья 15 о возмещении убытков и статья 151 о компенсации морального вреда, не могут быть применены к регулированию отношений по назначению пенсии.
Поскольку правоотношения сторон возникли в связи с осуществлением пенсионным органом публично-властных ПОЛНОМОЧИЙ, не основанных на равенстве прав и обязанностей их участников, исходя из положений статьи 2 ГК РФ, эти отношения не регулируются нормами гражданского законодательства.»

Из Определения Верховного суда Российской Федерации об отказе в передаче жалобы на рассмотрение в судебном заседании: «Разрешая спор, суд руководствовался законом, подлежащим применению по данному делу, учёл разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 года №30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии», и, указав на то, что правоотношения сторон возникли в связи с осуществлением пенсионным органом публично-властных ПОЛНОМОЧИЙ и эти отношения не регулируются нормами гражданского законодательства, пришёл к верному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска о компенсации потерь вследствие НЕЗАКОННОГО отказа в назначении досрочной страховой пенсии».

Источник

«Мучительная агония преюдиции» в гражданском процессе

semikina elena

Слова профессора кафедры гражданского процесса юридического факультета СПбГУ Михаила Шварца в качестве заголовка выбраны не случайно. Каждый юрист хотя бы раз сталкивался с проблемой применения правил о преюдиции (обстоятельства, установленные имеющим силу судебным актом, не нуждаются в доказывании при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, – ст. 61 ГПК РФ, ст. 69 АПК РФ).

При обращении к судебной практике возникает множество вопросов, в частности – об объективных пределах преюдициальности судебных актов, а именно: преюдиция – это установленные судом факты и их правовая оценка или только факт? Что высшие судебные инстанции понимают под «фактом»?

В ст. 61 ГПК содержится указание на недопустимость повторного доказывания и пересмотра только обстоятельств, установленных судебным решением. В то же время согласно ч. 2 ст. 209 Кодекса после вступления в силу решения суда лица, участвующие в деле, не вправе оспаривать в другом гражданском процессе не только установленные факты, но и правоотношения. В АПК подобная норма отсутствует.

Анализ разъяснений и практики вышестоящих судов позволяет сделать вывод, что преюдиция на сегодня является опровержимой доказательственной презумпцией. Практика применения правил о преюдиции экономической и гражданской коллегиями Верховного Суда РФ имеет существенные различия.

Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 25 июля 2011 г. № 3318/11 по делу № А40-111672/09-113-880 отражена правовая позиция о том, что ч. 2 ст. 69 АПК освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора.

В Определении от 28 декабря 2012 г. № ВАС-17521/12 по делу № А51-497/2011 ВАС РФ, ссылаясь на разъяснения Пленума, данные в п. 2 Постановления от 23 июля 2009 г. № 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств», придерживается мнения, что преюдициальными могут считаться исключительно фактические обстоятельства, но не их правовая оценка.

Конституционный Суд РФ поддерживает позицию ВАС, что отражено в Определении от 6 ноября 2014 г. № 2528-О: «Следовательно, в системе действующего правового регулирования предусмотренное частью 2 статьи 69 АПК Российской Федерации основание освобождения от доказывания во взаимосвязи с положениями части 1 статьи 64 и части 4 статьи 170 того же Кодекса означает, что только фактические обстоятельства (факты), установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. № 407-О, от 16 июля 2013 г. № 1201-О, от 24 октября 2013 г. № 1642-О и др.). Именно такое толкование и применение оспариваемой в запросе Администрации Краснодарского края нормы, вопреки утверждению заявителя, находит отражение в сложившейся практике арбитражных судов, последовательно придерживающейся того, что ч. 2 ст. 69 АПК РФ освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора (постановления Президиума ВАС РФ от 15 июня 2004 г. № 2045/04, от 31 января 2006 г. № 11297/05 и от 25 июля 2011 г. № 3318/11)».

При этом КС в Определении от 21 марта 2013 г. № 407-О подчеркнул необходимость соблюдения баланса: «Введение же института преюдиции требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства – с другой. Такой баланс обеспечивается посредством установления пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения».

Верховный Суд при разрешении споров по конкретным категориям дел дает судам разъяснения – по сути, формулируя порядок опровержения преюдиции. Так, в п. 2 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г. № 57 указано, что «при подготовке к судебному разбирательству дела о взыскании по договору арбитражный суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших. В ходе рассмотрения дела суд исследует указанные обстоятельства, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (часть 2 статьи 69 АПК РФ). Судам также следует иметь в виду, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы».

Как отмечено в п. 4 совместного постановления пленумов ВС и ВАС от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», «по смыслу частей 2, 3 статьи 61 ГПК РФ или частей 2, 3 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество. В то же время при рассмотрении названного иска суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество, независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы».

Получается, если суды не связаны правовой оценкой фактов и правоотношения сторон не преюдицируются, в каждом новом процессе на основании одних и тех же фактов суд может по-разному интерпретировать правоотношения сторон.

Например, в одном споре суд может сделать вывод о том, что договор является заключенным, а в другом – прийти к противоположному выводу. Это вносит в гражданский оборот значительную долю неопределенности и приводит к конфликту судебных актов – ведь сторона спора, недовольная исходом дела, всегда будет изыскивать пути оспаривания решения посредством предъявления иного, формально не тождественного иска.

В то же время преюдиция по определению не только освобождает от доказывания, но и является одним из свойств законной силы судебного решения.

Верховный Суд – видимо, понимая проблему и пытаясь пресечь злоупотребления, – в своих судебных актах последовательно проводит правовую позицию о том, что установленные обстоятельства и оценка доказательств, данные судом по ранее рассмотренному обособленному спору, преюдиции по смыслу ст. 69 АПК не образуют, но учитываются судом, рассматривающим второй спор.

Так, в Определении от 6 октября 2016 г. № 305-ЭС16-8204 ВС пришел к выводу: «Сама иностранная компания в ходе рассмотрения дела № А40-91248/2014 о взыскании с Правительства Москвы 3 433 582 долларов США неосновательного обогащения придерживалась позиции об уступке по соглашению от 13.08.2002 именно будущего требования. Так, она, возражая против заявления Правительства Москвы о пропуске срока исковой давности, указывала на то, что до момента вступления в силу решения от 06.08.2012 по делу № А40-73164/2012 (до 10.01.2014) у компании не возникло право требовать возврата каких-либо сумм, уплаченных ранее по еще не измененному судом инвестиционному контракту. Эти доводы иностранной компании были поддержаны судами при разрешении спора по делу № А40-91248/2014, что, в свою очередь, позволило признать иск поданным в пределах срока исковой давности и удовлетворить требования, заявленные иностранной компанией к Правительству Москвы.

Правовая квалификация сделки, данная судом по ранее рассмотренному делу, хотя и не образует преюдиции по смыслу статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, но учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, разрешающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы. В рассматриваемом случае не имеется объективных причин для того, чтобы сделать выводы, противоположные выводам по делу № А40-91248/2014, и признать договор цессии от 13.08.2012 договором уступки существующего, а не будущего, требования».

В Определении ВС от 19 марта 2020 г. № 305-ЭС19-24795 по делу № А40-195946/2016 отражена следующая правовая позиция: «Признание преюдициального значения судебного решения, направленное на обеспечение стабильности и общеобязательности этого решения и исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если имеют значение для его разрешения (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2011 № 30-П). Оценка судом доказательств по своему внутреннему убеждению не означает допустимость ситуации, при которой одни и те же документы получают диаметрально противоположное толкование судов в разных делах без указания каких-либо причин для этого. Такая оценка доказательств не может быть признана объективной (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 14.06.2016 № 305-ЭС15-17704). При разрешении настоящего обособленного спора суд без указания мотивов пришел к противоположному выводу, признав товарную накладную от 13.01.2016 № 10 допустимым доказательством, подтверждающим факт первоначальной поставки товара должнику. Вследствие чего одни и те же обстоятельства, являющиеся существенными для правильного рассмотрения спора, оказались оцененными судами по-разному и это привело к конфликту судебных актов, в результате которого возникла ситуация, когда Денисовой Н.Д. сначала отказано во включении долга в реестр требований кредиторов должника в связи с недоказанностью поставки товара, а затем с нее взыскана стоимость частично возвращенного товара, поставка которого первоначально не была подтверждена, что не соответствует принципу правовой определенности».

В Определении от 5 сентября 2019 г. № 305-ЭС18-17113(4) по делу № А40- 129253/2017 Суд сослался на неприменение преюдиции и направил спор на новое рассмотрение, указав: «Кроме этого, при рассмотрении настоящего обособленного спора конкурсный управляющий ссылался на наличие иных принятых по настоящему делу судебных актов о признании недействительными банковских операций, совершенных в тот же период в аналогичной ситуации. Так, в рамках другого обособленного спора установлено, что по состоянию на 03.07.2017 в банке имелась скрытая картотека неоплаченных платежных документов. В рассматриваемом же случае при схожих обстоятельствах совершения в тот же период банковских операций суд пришел к противоположному выводу. Установленные обстоятельства и оценка доказательств, данная судом по ранее рассмотренному обособленному спору, преюдиции по смыслу ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не образуют, но учитываются судом, рассматривающим второй спор. В том случае, если суд придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы».

В Определении от 11 июня 2020 г. № 305-ЭС20-16 по делу № А 41-15768/2017 Верховный Суд также отметил необходимость учета правовой позиции по ранее рассмотренному спору и сделал вывод о том, что суды во втором деле обоснованно пришли к иному выводу: «Общество “Газпром”, помимо прочего, указало, что ранее определением Арбитражного суда Московской области от 11.01.2018 аналогичное его требование признано текущим. Однако данный довод не является достаточным основанием для иной квалификации задолженности по выплате дивидендов, поскольку в отличие от правил установления фактических обстоятельств спора вопрос о применении к этим обстоятельствам норм права (иначе – юридической квалификации) не разрешается по правилам преюдиции (статья 69 АПК РФ) и тем более по правилам общеобязательности судебных актов (статья 16 АПК РФ). Действительно, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в рассмотренном ранее судебном деле, подлежит учету в последующем деле. Однако при этом суд не связан предшествующей оценкой и, придя к иным выводам, должен указать соответствующие мотивы».

Что касается практики Судебной коллегии по гражданским делам ВС, то ее анализ позволяет сделать вывод о преюдициальности правоотношений сторон.

Например, в Определении от 11 августа 2020 г. № 50-КГ20-3-К8 Суд прямо указал на запрет оспаривать выводы: «При таких обстоятельствах Маевский С.В., являвшийся участником спора по гражданскому делу № 2-2780/2018, рассмотренному Первомайским районным судом г. Омска, так же как и Оленичев В.В., в силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ не вправе оспаривать выводы, содержащиеся в решении Первомайского районного суда г. Омска от 28 декабря 2018 г. и апелляционном определении судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 28 марта 2019 г., поскольку эти судебные акты имеют для указанных лиц обязательную силу и являются преюдициальными по настоящему делу».

В Определении ВС от 22 октября 2019 г. № 23-КГ19-6, 2-254/2017 изложена правовая позиция о запрете вновь оспаривать правоотношения сторон: «В силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные решением Таганского районного суда г. Москвы от 15 ноября 2017 г., являлись обязательными для судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики. Согласно ч. 2 ст. 209 названного кодекса после вступления в законную силу решения суда стороны, другие лица, участвующие в деле, их правопреемники не могут вновь заявлять в суде те же исковые требования, на том же основании, а также оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения. Таким образом, в силу приведенных выше положений ст. 61 и 209 ГПК РФ, обеспечивающих непротиворечивость судебных постановлений и не допускающих принятие взаимоисключающих судебных актов, после принятия апелляционного определения судебной коллегией Московского городского суда от 15 ноября 2017 г. и вступления в силу решения Таганского районного суда г. Москвы от 15 ноября 2017 г. апелляционной инстанцией Верховного Суда Чеченской Республики должны были быть учтены установленные этими судебными постановлениями факты и правоотношения сторон».

В Определении от 11 августа 2020 г. № 30-КГ20-1-К5 Верховный Суд сделал вывод о запрете оспаривать факты. При этом под фактом в конкретном деле понимается факт прекращения поручительства: «исходя из вышеизложенного, следует, что Борлаков Х.М. как лицо, ранее участвующее в деле о взыскании задолженности, не вправе оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты, в частности факт прекращения поручительства».

Анализируя данное дело, можно увидеть противоречие еще и в том, что именно ВС понимает под понятием «факт». По логике Экономколлегии, установление факта прекращения поручительства является юридической квалификацией (правовой оценкой) и не является фактом (эмпирической данностью). Таким образом, в данном деле Суд, очевидно, говорит о прекращении поручительства именно как о факте.

Источник

Мир познаний
Добавить комментарий

Adblock
detector