Что такое суперинфекция при приеме антибиотиков

Восстановление организма после приёма антибиотиков

Сейчас практически всё человечество переживает непростой период — страны охвачены новой, малоизученной инфекцией — COVID-19. Большое количество людей уже столкнулись с этим недугом и благополучно поправились — но не без помощи антибиотиков. Ни для кого не секрет, что прием антибиотиков не только избавляет человека от болезнетворных бактерий, но и, к сожалению, наносит здоровью некоторый сопутствующий вред.

19094364b599b587520b7dc5bf3374ba

Нежелательные последствия приёма антибиотиков заключаются в том, что антибактериальные препараты убивают не только патогенные микроорганизмы, но и полезную микрофлору, населяющую кишечник. К тому же от химических составляющих таблеток страдает и печень, поскольку через неё происходит процесс вывода лекарственных средств из организма.
Именно поэтому после приёма антибиотиков нужно помочь своему организму в восстановлении.

Восстановление микрофлоры кишечника и иммунитета

Длительный приём антибиотиков значительно ухудшает микрофлору кишечника. Последствиями такого нарушения могут быть запоры, боль в животе, чрезмерное газообразование и, как следствие, вздутие живота. Из-за нарушения работы кишечника происходит и снижение иммунитета, т. к. 60% иммунных клеток производится именно в кишечнике.

Для предотвращения нарушений микробиоты кишечника следует принимать пробиотики. Это нужно делать как во время лечения антибиотиками, так и после, ведь лакто- и бифидобактерии повышают неспецифическую резистентность организма, активизируют иммунную систему, синтезируют в кишечнике витамины группы K, B, аминокислоты, усиливают пристеночное кишечное пищеварение, процессы всасывания кальция, железа, витамина D.

Рекомендуем следующие препараты:

БАК-СЕТ Колд/Флю* — новинка английского производства, содержащая в себе 17 штаммов полезных бактерий, которые усиливают действие друг друга. Не содержит лактозу, ГМО, искусственные красители, поэтому может быть предложена взрослым и детям с 2 лет.

Иммуцил* — помимо бифидобактерий содержит в составе витамин C и цинк — неотъемлемых соратников крепкого иммунитета. Удобная форма выпуска (порошок, растворяемый в полости рта) позволит получать лечение без отрыва от повседневных дел.

Синобактин Forte* — это зарубежное средство производства Канады. Доступная цена, удобный прием (1 капсула 1 раз в день), не требует хранения в холодильнике.

Флорасан-D* — препарат, входящий в отраслевой стандарт лечения синдрома раздраженного кишечника (утвержден Российской гастроэнтерологической ассоциацией). Не содержит генетически модифицированных микроорганизмов, лактозу, глютен и сахарозу, поэтому может быть рекомендован покупателям, страдающим непереносимостью этих
веществ.

Бифицин* — препарат произведен по стандартам GMP в США. Благодаря особенности капсул, изготовленных по технологии Bifi Guard®, полезные бактерии защищены от кислого содержимого желудочного сока, солей желчи и пищеварительных ферментов. Такая защита позволяет им беспрепятственно пройти желудок, адаптироваться и прижиться в просвете кишечника, сохранив высокую биологическую активность. Восстановление микрофлоры влагалища Попадая в организм, антибиотики борются с возбудителем инфекции, но одновременно губят и другие микроорганизмы, полезные, в том числе — лактобактерии. Именно лактобактерии защищают вагинальную среду от активации патогенов.

При снижении концентрации полезных лактобактерий происходит разрастание вредных микроорганизмов, вызывающих нежелательную симптоматику. Как правило, патогены более активны и агрессивны, они успевают размножиться раньше, чем приходит в норму содержание «хороших» бактерий. В итоге возникает дисбиоз влагалища.

Одним из самых распространенных результатов такого дисбиоза после приема антибиотиков является кандидоз. Его симптомы: появление нетипичных выделений, которые отличаются по плотности, консистенции, цвету и запаху, зуд, жжение и раздражение. Точный диагноз может поставить только врач, — но в связи со сложившейся неблагоприятной эпидемиологической обстановкой покупатель может обратиться к фармацевту за рекомендацией и покупкой безрецептурных препаратов. Это препараты на основе флуконазола:
Дифлюкан и Флуконазол Медисорб. Если течение заболевания не очень тяжелое, достаточно будет однократного приема 150 г. препарата. При рецидивирующем хроническом течении нужно немедленно обратиться к врачу.

Если же покупательнице более привычна такая лекарственная форма, как вагинальные суппозитории, рекомендуем препараты на основе натамицина (Пимафуцин, Экофуцин, Примафунгин) или сертаконазола (Залаин). Последний станет настоящим спасением для женщин, не любящих длительное лечение.

Также не стоит забывать, что микрофлора влагалища нуждается в восстановлении. Приём Синобактин Forte* отлично скажется на женском здоровье — он содержит штамм Lactobacillus сasei HA-108,который не только способствует восстановлению микробиома, но и помогает снизить риск повторного возникновения молочницы.

Восстановление печени
Печень выполняет множество функций, в том числе нейтрализует токсичные вещества, которые попали в наш организм. Приём антибиотиков, особенно длительный, может привести к развитию острого токсического гепатита и печеночного холестаза, кроме того, может негативно влиять на желчные протоки. Исходя из этого можно с уверенностью сказать, что после приёма антибиотиков печень нуждается в восстановлении, причём даже в том случае, если негативные последствия незаметны.

Для поддержания работы печени следует обратить внимание на следующие средства:

Комплекс экстрактов овса и расторопши*. Экстракт расторопши способствует регенерации клеток печени и скорейшей замене гибнущих клеток молодыми. Экстракт овса полезен при интоксикации организма, так как способствует выведению из печени вредных веществ. Также он улучшает процессы образования желчи и её выведения, тем самым ускоряя разложение токсинов и последующее их удаление из организма.

Катрилан* содержит силимарин, при помощи которого происходит активация синтеза белков в повреждённых клетках печени — это способствует их восстановлению. Одной упаковки препарата хватает на курс приёма.

Эсфолил* — богатый источник эссенциальных фосфолипидов, которые способны восстанавливать повреждённые стенки клеток, тем самым защищая печень от вредных воздействий.

Лецират* содержит экстракт артишока, который улучшает дезинтоксикационную функцию печени, и лецитин — вещество, из которого строятся стенки клеточных мембран, поэтому его приём стимулирует регенерацию повреждённых клеток печени.

После перенесённого заболевания организм человека ослаблен и уязвим для новых инфекций, поэтому ему требуется определенная поддержка, а значит, следует позаботиться о приёме таких средств, как витамин C, цинк, витамин D и витаминно-минеральные комплексы (ВМК).

Verrum-Vit* — в серии представлены ВМК для детей и взрослых, а новая форма выпуска (шипучие таблетки) позволит удовлетворить запросы всех покупателей.

Цинк* и Цинкорол*. Исследования показывают, что цинк может препятствовать молекулярному процессу, который вызывает образование слизи и размножение бактерий в носовых проходах. Цинк оказывает антивирусное действие, присоединяясь к рецепторам в носовых эпителиальных клетках и блокируя их влияние.

Вовремя принятые меры помогут вам не только перенести лечение с наименьшими последствиями, но и защитить свое здоровье в будущем!

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ, НЕОБХОДИМО ОЗНАКОМИТЬСЯ С ИНСТРУКЦИЕЙ ИЛИ ПРОКОНСУЛЬТИРОВАТЬСЯ СО СПЕЦИАЛИСТОМ.
БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНАЯ ДОБАВКА. НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЛЕКАРСТВЕННЫМ ПРЕПАРАТОМ.

Источник

Университет

Медики и фармакологи рассказали о рисках лечения антибиотиками в сезон ОРВИ

9aec7245e403a3a28b8f1e02ffddb3f5

Стандартные препараты не справляются с внутрибольничной инфекцией

5b3c7f14b72791a0bad792cd1d244189

Михаил КЕВРА:

Для Беларуси эта проблема так же актуальна, как и для других стран. С появлением антибиотиков в медицинском мире свершилась революция, которую было сложно представить. Но проходит время — и все меняется. Еще совсем недавно, в конце 1960-х годов, на конгрессе в США один из выступающих заметил: книгу инфекционных болезней мы, наверное, скоро закроем. Прошло 30 лет — и уже никто так не говорит.

Вернулись те инфекции, которых раньше не было. Туберкулез вернулся. В Беларуси, например, с ним очень серьезная ситуация. Вернулись венерические болезни. Когда я был студентом, не было «свежих» случаев сифилиса. Кролика заражали — и мы смотрели, что это такое. Эти заболевания возвращаются даже в благополучные страны. Почему? Потому что развилась резистентность микроорганизмов — нечувствительность к антибиотикам. Поэтому самая большая проблема не побочные действия антибиотиков, а именно резистентность. И виновны в этом не только медики, а прежде всего специалисты другой отрасли — ветеринарии. Например, я не ем рыбу, выращенную в рыбхозах, поскольку рыба часто болеет, а антибиотики добавляют прямо в корма. Вот и получаем резистентные штаммы возбудителей.

«Р»: Влияние антибиотиков, находящихся в мясе и рыбе, на наш организм доказано?

Михаил КЕВРА:

Конечно. Иначе мы бы эти вопросы не обсуждали. Правда, концентрация антибиотиков в продуктах питания невысока и представляет опасность больше для людей с аллергией.


Татьяна БАРАНОВСКАЯ
:

Никто не отрицает вредного влияния качества пищевых продуктов. Но оно — не ведущая причина возникновения аллергии.

Михаил КЕВРА:

В вопросах резистентности не снимается вина и с медиков. И с самих пациентов. Многие ли, к примеру, соблюдают назначенную врачом продолжительность приема антибиотиков? Когда преподавал на младших курсах медуниверситета, интересовался у студентов, на протяжении какого времени принимают антибиотик, скажем, при ангине. Они отвечали: перестает горло болеть — и бросаем. И это студенты-медики.

3fb8a779564239d7a68268d696b98613

Игорь СТОМА:

Эта проблема уже неуникальна. Первые штаммы бактерий, резистентных к антибиотикам, появились вскоре после открытия первых антимикробных препаратов — в начале 50-х годов. Появляется новый антибиотик, а уже через пять, семь, иногда десять лет регистрируется первый устойчивый к нему штамм бактерий. Но вопрос не в том, что они зарегистрированы, а насколько эти устойчивые штаммы распространены и клинически значимы. Не стоит сразу делать пессимистические выводы. Нужно еще различать инфекции внутрибольничного характера и внебольничного. Они имеют принципиальные отличия. Не надо думать, что все люди населены высокоустойчивыми возбудителями. В целом внебольничные инфекции в большинстве стран мира в основном остаются чувствительными к стандартному набору антибиотиков. Основная проблема же внутрибольничная инфекция. Там, к сожалению, стандартные антибиотики не работают. Специалисту необходимо приложить немало стараний, чтобы найти нужное лекарство для пациентов отделений реанимации, для пациентов с сахарным диабетом, для тех, кто длительное время находится в стационарах. Иногда даже сочетания антибиотиков широкого спектра на них не действуют. Есть категории людей, особо подверженных развитию инфекций. Это те, кто лечится от онкологических заболеваний, получает химиотерапию, кому трансплантируют органы и ткани. Это пациенты с различными аутоиммунными заболеваниями, с ВИЧ-инфекцией. К ним — особый подход в назначении и выборе антибиотиков.

Резистентность ежегодно уносит тысячи жизней


Игорь СТОМА:

Проблема антибиотикорезистентности есть во всех странах мира в той или иной степени. Однако термин «смерть от антибиотикорезистентности» нуждается в более четком определении. Однозначно воспринимать такие данные не стоит. Поскольку в этом случае надо точно доказать, что пациент умер не из-за основного заболевания, а именно из-за устойчивости микроорганизма к антибиотикам. А подтвердить это довольно непросто.

Татьяна ПИСКУН:

Да, конечно, например при пиелонефрите. Мы назначаем препараты согласно протоколам, а ребенок продолжает лихорадить. В этой ситуации помогают результаты анализов мочи на бакпосев, когда мы можем ориентироваться на чувствительность к тем или иным антибиотикам. Правда, не всегда возбудители выявляются, многое зависит от времени и условий забора.

Детям до 5 лет не разрешают применять антибактериальную терапию


Игорь СТОМА
:

К сожалению, чрезмерное назначение антибиотиков встречается во всем мире. Есть индивидуальные особенности в тех случаях, когда специалист лечит крайне тяжелого пациента. Он беспокоится, как сделать, чтобы он выжил. И в этот момент мысли о возможном избыточном назначении антибиотиков и перспективах дальнейшего развития резистентности у него не на первом месте. Иногда в обществе проскальзывает мнение о недостаточных знаниях врачей в области антибактериальной терапии. В защиту нашего университетского образования скажу, что мы стараемся учить студентов современным правилам назначения антибиотиков. Уже более пяти лет кафедра инфекционных болезней Белорусского государственного медицинского университета проводит бесплатные занятия на эту тему для всех желающих. Туда приходят как студенты, так и врачи-интерны, и клинические ординаторы, и практикующие специалисты.

41d58bc3aaad1bde5cd3e854bdb13626

Татьяна ПИСКУН:

Есть заболевания, вызываемые вирусами, а есть — бактериями. Показанием для назначения антибактериальной терапии у детей являются только бактериальные инфекции. К ним относятся острый стрептококковый тонзиллит, острый синусит, пневмонии, инфекции мочевой системы, некоторые кишечные инфекции. Например, не каждый отит, а только гнойный и у ребенка до 6 месяцев, требует назначения антибиотиков. Педиатру, ведущему амбулаторный прием, нелегко. Ему приходится опираться часто только на клиническую картину и возрастные особенности малыша. Есть определенные показания к назначению антибиотиков, с которыми знакомы все педиатры. Если это заболевший ребенок с высокой температурой, то первые три дня лихорадки мы можем ждать и ориентироваться на внешние проявления — наличие или отсутствие одышки, клинические признаки той или иной инфекции (появление характерных высыпаний на коже, слизистых, увеличение лимфоузлов и так далее).


Татьяна ПИСКУН:

Не без этого. Приведу пример. Врач понимает: если у ребенка энтеровирусная или аденовирусная инфекция, назначай или не назначай антибиотик, ребенок все равно может лихорадить 6—8 дней. Но если малыш находится дома, когда нет возможности постоянно отслеживать динамику, все-таки спокойнее выписать антибиотик.

157e7c014a1f662c52f8e51fd45447a9


Татьяна БАРАНОВСКАЯ:

У меня есть пациентка, внук которой живет во Франции. Так вот эта пациентка поделилась любопытной информацией: оказывается, в этой стране детям до 5 лет вообще не разрешается назначать антибиотик. И это не значит, что они не болеют. Как любые малыши, они иногда кашляют, чихают, но антибактериальную терапию им не назначают. Ребенку, скорее, порекомендуют пригласить массажиста, сделать дома ингаляции. Право назначения антибиотиков имеет только консилиум врачей. Нужны ли нам такие подходы? Не совсем уверена, но задуматься стоит. Кстати, в протоколах лечения у нас четко изложены показания к назначению антибиотиков на всех уровнях — амбулаторном, стационарном. Но вы поймите, что у врача ответственность очень высокая, поэтому необоснованное назначение объясняется желанием перестраховаться и неуверенностью в правильности диагноза.

Убить иммунитет нельзя


Татьяна БАРАНОВСКАЯ:

Прежде объясню: любая инфекция стимулирует иммунитет. Все те, кто заболел, уже под мощным стимулирующим воздействием. Болезнь пришла, и она — мощный стимулятор защитных сил. А за иммунитет не надо бояться — он борется. Дополнительные лекарства, которые еще его должны подтолкнуть, не оправданы. И если врач назначил антибиотик, не надо горевать об «убитом иммунитете». Антибиотик приходит на помощь. Если и существуют какие-то побочные эффекты (а они чаще всего существуют и касаются различных систем), все это временно, обратимо и никак не сказывается на «здоровье» иммунной системы.


Татьяна БАРАНОВСКАЯ:

Поверьте, даже человеку с аллергией реально подобрать тот антибиотик, который подойдет. Сейчас столько видов и поколений антибиотиков — найдутся лекарства, и они не способны будут вызвать аллергию. Но важен и психологический настрой: не надо ждать эту аллергию. Или любое ощущение, скажем першение в горле, оценивать как аллергическую реакцию. Любую аллергию надо «заработать» длительным приемом лекарства.


Михаил КЕВРА:

При 4-й городской клинической больнице имени Н.Е. Савченко функционирует Минский городской консультативный центр лекарственной патологии. Я являюсь руководителем этого центра. При консультации не раз замечал, что некоторые пациенты начинают «прятаться» за аллергию. Какой препарат ни предлагаешь, они говорят, что плохо его переносят. А при проверке оказывается, что это не так. А ведь такие заявления пациентов вводят докторов в заблуждение — они опасаются назначать необходимый антибиотик.


Татьяна ПИСКУН:

Часто родители говорят, что у ребенка аллергия на антибиотики, а на самом деле это реакция на компоненты суспензии, которые придают ей цвет и сладкий вкус. Еще многие родители боятся так называемых сильных антибиотиков. Это их выражение. Но не бывает сильных или слабых антибактериальных препаратов, особенно если мы говорим о таблетированных формах, суспензиях. Если препарат выпускается в таких формах, это значит, что их можно применять амбулаторно. Просто антибиотики каждой группы действуют на определенных возбудителей. Зная, чем болен ребенок, и зная, какими возбудителями наиболее часто эта патология вызывается, врач согласно протоколам назначает антибиотики.

Источник

Что такое суперинфекция при приеме антибиотиков

В разгар сезон гриппа и ОРВИ мало кто обращается к врачу, и многие из нас привыкли заниматься самолечением, в том числе «назначать» себе антибиотики. Клинический фармаколог НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Анна Селюта рассказала, чем может обернуться такая «терапия».

Губительная самонадеянность

По данным опроса, который был проведен в прошлом году, порядка 60% россиян предпочитают не посещать врачей, когда заболевают, и сами подбирают себе препараты. Такие пациенты нередко при первых признаках инфекции дыхательных путей – насморка, боли в горле и температуре – без назначения врача пьют антибиотик, иногда один и тот же. Мотивация проста: «мне же всегда помогает!» По словам Анны Селюты, при этом люди могут пить антибиотик от одного до трех дней, не соблюдая кратность приема, и отменять его при первом улучшении своего самочувствия.

Ложные друзья пациента

Анна Селюта также предостерегла от приема так называемых «противовирусных» препаратов с недоказанной эффективностью, с такими активными веществами, как умифеновир, тилорон и других «иммуномодуляторов». И тем более не стоит полагаться на целительные свойства гомеопатических лекарств, которые, к сожалению, иногда назначают даже врачи.

Прочие неприятности

Отметим, что резистентность к антибиотикам — это далеко не единственный побочный эффект этих препаратов. В 2017 году ученые из Школы медицины Университета Джонса Хопкинса (Johns Hopkins University School of Medicine) проанализировали данные полутора тысяч пациентов, находившихся в стационаре и принимавших антибиотики. В общей сложности было отмечено 324 случая (21,6%) развития побочных реакций на антибиотики, из которых 186 (57%) произошли в течение 30 дней с начала терапии, 138 (9,2%) – в течение 90 дней.

Наиболее распространенными побочными реакциями, которые развивались в течение 30 дней, были желудочно-кишечные (42%), почечные (24%) и гематологические (15%) реакции. Кроме того, исследователи обнаружили, что каждые дополнительные десять дней антибиотикотерапии повышали риск развития побочных реакций на 3%.

Авторы исследования подчеркнули, что, несмотря на очевидную пользу, которую может принести грамотное применение антибиотиков, нужно тщательно взвешивать целесообразность их назначения и длительность курса для того, чтобы минимизировать риск возникновения побочных реакций на препараты.

Источник

Современные подходы к профилактике антибиотик-ассоциированной супрессии микрофлоры желудочно-кишечного тракта

Антибиотики применяются врачами самых разных специальностей, причем в ряде случаев специалисты не имеют достаточных знаний по вопросам применения противомикробных препаратов. Существенно шире стал и спектр заболеваний, при которых применяют эту группу лек

Антибиотики применяются врачами самых разных специальностей, причем в ряде случаев специалисты не имеют достаточных знаний по вопросам применения противомикробных препаратов. Существенно шире стал и спектр заболеваний, при которых применяют эту группу лекарственных средств.

Так, в конце XX века по мере совершенствования микробиологических техник и появления новых методов изучения микробиоценозов и роли отдельных микроорганизмов дальнейшее развитие получила «инфекционная гастроэнтерология». К примеру, активно изучается роль инфекционных агентов в развитии атеросклероза (хламидии, вирусы), нарушении обмена веществ (гипохолестеринемическое и гипогликемическое действие) и т. д.

Постепенно антимикробные препараты (АМП) вышли за рамки «классических инфекций».

Огромное количество антибиотиков используется животноводством. Так, по данным H. L. DuPont и J. H. Steele (1987) около 45% антибиотиков в США потребляется именно этой сферой.

В 1999 году по данным, опубликованным Европейской федерацией здоровья животных (FEDESA), ежегодный расход антибиотиков во всем ЕС, включая Швейцарию, составил в целом 13 200 т. При этом медицина потребляет 8 500 т, а ветеринария — 3 900 т, 800 из которых (6% всего потребления антибиотиков) назначались в виде так называемых кормовых антибиотиков (стимуляторов роста животных).

Американская ассоциация общественного здоровья (APHA), принимая во внимание постоянно растущую антибиотикорезистентность основных возбудителей заболеваний у человека, призвала Управление по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами США (FDA) запретить применение семи классов антибиотиков в сельском хозяйстве в качестве стимуляторов роста и лечения животных. Такое решение обусловлено нарушением стандартов безопасности, провозглашенных FDA. В соответствии с рекомендациями FDA препараты, имеющие высокую важность при лечении заболеваний людей, не подлежат широкому использованию в сельском хозяйстве. Тем не менее, антибиотики семи классов, в том числе важнейших для человека, таких как пенициллины и тетрациклины, широко применяются при лечении животных. Около 70% антибиотиков используются ежегодно при кормлении крупного рогатого скота и домашней птицы с целью стимуляции роста и для профилактики заболеваний, опасность возникновения которых обусловлена большими скоплениями животных и негигиеничными условиями содержания. Более половины антибиотиков относятся или близки к тем же классам препаратов, которые используются у человека, что сопровождается риском потери этих препаратов для лечения заболеваний людей [1].

В России в 2001–2003 гг. наиболее высокий уровень потребления АМП был характерен для бета-лактамов, тетрациклинов и ко-тримоксазола, в 2004 г. — для бета-лактамов, тетрациклинов и фторхинолонов [2]. При сокращении потребления бензилпенициллина и ампициллина отмечался рост потребления амоксициллина и амоксициллина/клавуланата. В два раза выросло потребление цефалоспоринов, преимущественно за счет цефазолина (I поколение) и цефотаксима (III поколение). Доксициклина потреблялось в 5–7 раз больше, чем тетрациклина. Значительный рост потребления фторхинолонов был связан с широким применением ципрофлоксацина и норфлоксацина. Продолжал широко применяться хлорамфеникол (Левомицетин). На основании полученных данных авторы делают заключение, что «для РФ присущ необычный в сравнении с большинством европейских стран профиль потребления АМП, характеризующийся существенно более высоким удельным весом относительно дешевых, нередко устаревших препаратов с неблагоприятным профилем безопасности…».

Большое число ошибок в назначении антибиотиков характерно при лечении острых респираторных инфекций у детей (Таточенко В. К., 2002), острого тонзиллофарингита (Козлов С. Н. и соавт., 2001, 2002), острых кишечных инфекций (Захаренко С. М. и соавт., 2002, 2006), острого синусита, инфекций мочевыводящих путей (Ершов Г. В. и соавт., 2001), инфекций кожи и мягких тканей (Рафальский Б. В. и соавт., 2004), внебольничной пневмонии и др.

Основной причиной пристального внимания к проблеме необоснованного применения антибиотиков является драматической рост резистентности микроорганизмов к антимикробным препаратам. Именно этот аспект остается приоритетным для Всемирной организации здравоохранения [3, 4] и государственных систем здравоохранения во всех странах.

Вместе с тем существует и еще одна важнейшая сторона проблемы применения АМП — необоснованное негативное воздействие на микробиоценозы человека.

Позиция FDA и ФЦМБЛС (Федеральный центр мониторинга безопасности лекарственных средств), отражающая точку зрения американских, российских и европейских специалистов по антимикробной терапии, однозначна:

«Все классы антибиотиков широкого спектра действия в той или иной степени угнетают нормальную микрофлору толстого кишечника, что может привести к избыточному росту Clostridium difficile, последующему высвобождению токсинов А и В и развитию антибиотик-ассоциированной диареи (ААД).

Клинические проявления нарушения кишечного микробиоценоза могут варьировать по степени тяжести от легкой диареи до тяжелейшего колита со смертельным исходом и проявляться отсроченно: зафиксированы случаи развития псевдомембранозного колита спустя два месяца после завершения курса антибактериальной терапии».

Негативное воздействие АМП на микробиоценозы человека в целом и кишечника в частности связано с несколькими механизмами: прямым подавляющим действием на нормофлору, опосредованными эффектами и влиянием компонентов препарата (не самого антибиотика).

Спектры действия антибиотиков имеют существенные различия, однако в той или иной степени они воздействуют на аэробную и анаэробную микрофлору, относящуюся к индигенной. Цефоперазон и цефиксим, кроме того, при неполном всасывании в кишечнике могут способствовать развитию гиперосмолярной диареи [5], пенициллины могут вызывать сегментарный колит, а тетрациклины — оказывать токсическое действие на слизистую оболочку желудочно-кишечного тракта [6]. Клавулановая кислота, являющаяся важным компонентом ряда «защищенных» антибиотиков, стимулирует двигательную активность кишечника, приводя к развитию гиперкинетической диареи [6]. Гиперкинетический эффект характерен и для некоторых макролидов, например эритромицина.

К опосредованным эффектам относят нарушение рециркуляции желчных кислот, приводящее к появлению секреторного компонента в развитии диареи; нарушение пристеночного пищеварения, особенно углеводов, «добавляющее» осмотический компонент к формирующемуся патологическому состоянию; снижение количества короткоцепочечных жирных кислот, ведущее к нарушению энергообеспечения кишечного эпителия; активность ряда важных бактериальных энзимов и утрату контроля за активностью условно-патогенных микроорганизмов с продукцией последними ряда токсинов и биологически активных веществ, не характерных для нормобиотического состояния. Эти механизмы лежат в основе формирования такого патологического состояния, как ААД, являющаяся одним из наиболее частых осложнений лечения антибиотиками и встречающаяся приблизительно у 5–25% пациентов, получающих эти препараты [7, 8].

Именно ААД составляет до 20–45% всех внутрибольничных диарей [9]. Частота развития этого состояния зависит от применявшегося антибиотика и составляет для амоксициллина/клавуланата 10–25%, цефиксима — 15–20%, ампициллина и клиндамицина — 5–10%, фторхинолонов — 1–2%, ко-тримоксазола — около 1%.

ААД является полиэтиологичным состоянием, которое обусловлено в 15–30% случаев C. difficile, а при развитии колита — 50–75% и псевдомембранозного колита — до 90%. CD-инфекция может протекать в разных клинических формах [10]:

Основное значение в патогенезе этих состояний имеет активация продукции C. difficile ряда токсинов — токсина А (TcdA), больше имеющего свойство энтеротоксина; токсина В (TcB), являющегося цитотоксином; бинарного токсина (ADP-ribosyltransferase toxin), сходного с токсинами C. spiroforme и C. perfringens; токсина TcdB-1470, обладающего цитотоксической активностью и сходного с TcsL-токсином C. sordellii [11].

Штаммы C. difficile продуцируют токсины А и В в лог-фазу роста вегетирующих форм [12–14], активность синтеза токсинов в значительной мере зависит от факторов окружающей среды.

Несмотря на разработанные схемы лечения CD-ассоциированной диареи частота рецидивов при использовании метронидазола и ванкомицина составляет от 5–16% до 50% [15–17]. При этом риск развития рецидива сохраняется в течение 30 суток после назначения антимикробного препарата, явившегося причиной первого эпизода заболевания.

Одним из неблагоприятных факторов, присущих современному урбанизированному обществу, является ежедневный дефицит физиологических пребиотических веществ, которые наша микрофлора «привыкла» получать с пищей.

Хотя и не существует определенной рекомендованной ежедневной лечебной дозы пребиотиков, доза 4–20 г/сут оказалась эффективной у взрослых. По данным M. B. Roberfroid и соавт. [18] минимальная эффективная доза для взрослого человека для инулина или фруктоолигосахаридов составляет 4 г, а при назначении дозы 20 г возможно появление у части лиц побочных эффектов, таких как вздутие живота или флатуленция. Эти эффекты в большей степени присущи короткоцепочечным фруктоолигосахаридам [19]. Вместе с тем, по данным Ткаченко Е. И. и Успенского Ю. П. (2008), при современном стереотипе питания городского жителя реальное фактическое поступление пребиотических веществ с пищей, как правило, не превышает 1/3–1/2 от условно-необходимого их количества. Т. е. можно говорить о сформировавшейся «пребиотической недостаточности» питания. Одним из способов восполнения дефицита пребиотиков является использование лекарственных препаратов или биологически активных добавок к пище, содержащих чаще всего инулин и/или олигофруктосахариды или лактулозу. Ряд исследователей, чрезмерно идеализируя возможности пребиотической терапии, предлагает отказаться от применения пробиотиков и использовать только пребиотики [20].

Таким образом, в современном урбанизированном обществе большинство населения находится в условиях, способствующих формированию дисбиотических реакций в различных микробиоценозах. Одним из подтверждений важности проблемы может служить утвержденный приказом Минздрава России от 09.06.2003 г. № 231 Отраслевой стандарт «Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника» (ОСТ 91500.11.0004–2003).

Существует ли возможность каким-то образом повлиять на вероятность возникновения или выраженность развивающихся негативных эффектов антибиотикотерапии. Концепция «снижения вреда» от применения антибиотиков может реализовываться по нескольким направлениям:

Обсуждая проблему оптимизации этиотропной терапии, следует помнить не только о необходимости назначения АМП строго по показаниям, выборе оптимальных разовых, суточных и курсовых доз, определении адекватной длительности терапии, но и использовании врачами современных знаний о фармакокинетике антибиотиков (всасывание, экскреция/выведение, распределение и метаболизм).

При парентеральном назначении большинство АМП не создает высокие концентрации в просвете кишечника, а следовательно, в наименьшей степени негативно действует на нормофлору этого эпитопа. Но основная масса антимикробных препаратов потребляется в амбулаторных условиях, и основным способом назначения этих препаратов служит энтеральный прием. Т. е. создаются предпосылки для более выраженного воздействия на кишечную микрофлору, особенно верхних отделов желудочно-кишечного тракта. Вместе с тем между препаратами существуют значимые различия в скорости и месте всасывания из просвета кишечника. Некоторые из них относятся к невсасывающимся, создающим достаточно высокие концентрации на всем протяжении желудочно-кишечного тракта (ванкомицин, неомицин, полимиксин М, рифаксимин). Часть препаратов характеризуется замедленным (тетрациклин, хлорамфеникол) или ограниченным всасыванием (ампициллин). Другие АМП создают повышенные концентрации в кишечнике за счет секреции с желчью или желудочным соком (фторхинолоны, нитрофураны, метронидазол, доксициклин). Знание врачом этих особенностей позволяет выбирать не только наиболее эффективный в конкретной клинической ситуации препарат, но и определять наиболее безопасный путь его введения.

Существуют ли основания для совместного применения антимикробных препаратов и пробиотиков.

Залогом успешного одновременного применения антибиотика и пробиотика является субпороговая (субэффективная) концентрация АМП в желудочно-кишечном тракте и/или определенная устойчивость пробиотика к АМП. Помимо того, что не все антибиотики, особенно назначаемые парентерально, создают эффективные концентрации в кишечнике, прежде всего в просвете и в пристеночном слое слизи, при пероральном приеме АМП возможно разделять по времени введение антибиотика и пробиотика (после того как концентрация антибиотика в просвете кишечника снизится до минимальной).

Кроме того, можно использовать сведения об устойчивости пробиотических штаммов к АМП.

Наибольшей устойчивостью к антибиотикам обладают сахаромицеты. Чаще всего применяются Saccharomyces boulardii, однако следует учитывать, что они чувствительны к противогрибковым препаратам. Определенным уровнем устойчивости к действию антимикробных препаратов обладают пробиотические штаммы бацилл (Bacillus), энтерококков (Enterococcus), лактобацилл (Lactobacillus) и в меньшей степени — бифидобактерий (Bifidobacterium) и кишечных палочек (Escherichia coli). Наибольший практический интерес в последних вызывают пробиотические штаммы энтерококков, число которых в Европе достигает нескольких десятков.

Безопасность применения энтерококковых пробиотиков обусловлена отсутствием факторов вирулентности у энтерококков, входящих в состав таких препаратов, как, например, Линекс и Ламинолакт [21]. Молочнокислые энтерококки, входящие в состав пробиотиков (Линекс и Ламинолакт), не адаптированы к длительной персистенции в организме человека. Учитывая естественную концентрацию энтерококков в кишечнике человека — 107–108 на грамм кишечного содержимого, для введения сколько-нибудь значимого количества пробиотиков, сравнимого с количеством собственных энтерококков, нужно в сотни раз увеличивать дозы приема. Пробиотические энтерококки не замещают естественную популяцию энтерококков и других представителей нормофлоры пациента, не передают ей и не принимают от нее никакие факторы патогенности. Исследования штаммов энтерококков, используемых в качестве пробиотиков (Линекс и Ламинолакт), выявили их низкий уровень генетической компетентности по сравнению с индигенными штаммами, что также снижает риск приобретения новых генетических маркеров.

Безопасность применения энтерококковых пробиотиков изучается в течение нескольких десятилетий. В результате сравнительного анализа штаммов установлено, что вирулентность энтерококков обусловлена наличием в их геноме ряда генов, расположенных на островах патогенности большого размера, состоящих в среднем из 154 000 нуклеотидных пар. На островах патогенности могут располагаться многие из известных генов, кодирующих факторы вирулентности: цитолизин (сylA, cylM), фактор аггрегации (agg), поверхностные белки (esp, asa1, efaA), сериновой протеиназы (sprE), феромона (fsrB), комплекс генов репарации ДНК, AraC-подобный регулятор транскрипции, компоненты системы PTS, гидролаза желчной кислоты и др. Набор генов в островке может различаться, но у авирулентных штаммов острова с таким составом генов отсутствуют. Если штамм не имеет такого острова в геноме, то он практически не представляет опасности (Shankar N., 2002). Недавние исследования штаммов энтерококков клинического происхождения в сравнении с аутоштаммами и штаммами пробиотиков (Ламинолакт, Линекс) показали, что штаммы энтерококков можно достаточно четко разделить на две большие генетические линии, разительно отличающиеся между собой. Исследования показали, что клинические штаммы отличаются от штаммов пробиотиков по характеру организации их генома, что можно установить с применением рутинных методов генетического анализа, таких как электрофорез в пульсирующем электрическом поле [21, 22].

Бифидобактерии и лактобациллы обладают менее широким спектром устойчивости к антимикробным препаратам, но и эти микроорганизмы могут применяться в составе схем комплексной терапии. Так, L. acidophillus, входящая в состав Линекса, характеризуется видовой устойчивостью к гентамицину, канамицину, стрептомицину; низкой чувствительностью к бацитрацину, клиндамицину, амоксициллину/клавуланату [23]. Как правило, пробиотические штаммы лактобацилл устойчивы к двум и более АМП [24, 25].

Не вызывает сомнений тот факт, что пробиотики обладают самостоятельной активностью, позволяющей применять их для лечения инфекционных диарей различного генеза. Анализ 63 исследований с общим количеством 8014 пациентов показал, что назначение пробиотиков при диарейных заболеваниях не сопровождается развитием нежелательных реакций. Пробиотики оказывали статистически достоверное влияние на длительность диареи, сохранение диареи в течение четырех и более дней и частоту стула на вторые сутки. Показано, что использование наряду со стандартной регидратационной терапией пробиотиков безопасно и обладает явным полезным эффектом, влияя на сокращение длительности острой инфекционной диареи и снижение частоты стула [26]. В сочетании с имеющимися сведениями об устойчивости пробиотиков к антимикробным препаратам давний спор о целесообразности совместного применения антибиотиков и пробиотиков для абсолютного большинства клинических ситуаций закончился в пользу назначения пробиотиков, особенно содержащих штаммы с предсказуемым спектром устойчивости к АМП, одновременно с началом этиотропной терапии, т. е. с первых суток лечения.

При назначении пробиотиков врач должен четко понимать, что эта группа препаратов не может давать значимый клинический эффект через 1–2 приема. Для достижения того или иного положительного результата требуется от нескольких суток до нескольких недель лечения в зависимости от поставленной цели. Кроме того, целью назначения пробиотика все чаще становится не исчезновение каких-то конкретных симптомов заболевания, а именно предупреждение негативных последствий лечения антибиотиками.

Например, если при «обычной» инфекционной диарее эффект заметен к исходу двух суток [26], то при проведении лечебно-профилактических мероприятий при ААД показана большая профилактическая эффективность S. boulardii [27], что позже было подтверждено в ходе проведенного метаанализа. Метаанализ эффективности и безопасности применения S. boulardii за период с 1976 по 2009 г. позволил идентифицировать 31 рандомизированное плацебо-контролируемое исследование с общим числом включенных пациентов 5029. Показано, что препараты на основе S. boulardii продемонстрировали статистически достоверно превышающую плацебо эффективность и безопасность в 84% оцениваемых случаев. По данным метаанализа был показан достоверный эффект от использования S. boulardii в профилактике антибиотик-ассоциированной диареи (относительный риск 0,47, 95% ДИ 0,35–0,63, р Купить номер с этой статьей в pdf

Источник

Мир познаний
Добавить комментарий

Adblock
detector