Что такое суверенитет история

Суверенитет

sovereignty

Суверенитет — это верховенство и независимость государственной власти внутри страны и независимость в международных отношениях. Суверенитет не есть сама власть, это — важнейший политический и юридический принцип и качество государственной власти, обеспечивающее полновластие народа и свободу нации в выборе своего политического, экономического и социального пути развития, а также территориальное верховенство государства и его независимость в сношениях с другими государствами.

Верховенство государственной власти подразумевает:

Независимость государственной власти означает независимость от какой-либо другой власти в формировании и осуществлении как внутренней, так и внешней политики государства, самостоятельность и свободу государства в установлении и развитии на равноправной основе отношений с другими суверенными государствами и межгосударственными объединениями.

Суверенитет государства включает политические, экономические и правовые аспекты.

Суверенитет является исходной точкой построения всей международно-правовой системы, объективной реальностью современных международных отношений, в которых суверенные государства играют определяющую роль в мировой политике.

Большинство, если не все институты и принципы международного права прямо или косвенно базируются на идее суверенитета государств. Сама система Организации Объединенных Наций (ООН) основана, хотя и не непосредственно на принципе суверенитета, но на его непременном следствии – принципе суверенного равенства государств-членов, закрепленном в п. 1 ст. 2 Устава ООН. Верховенство государства на своей территории, полнота внутренней юрисдикции, иммунитет от юрисдикции других государств, свобода от внешнего вмешательства, а также правовое равенство с другими суверенными государствами является следствием их суверенного статуса.

Становление и развитие концепции государственного суверенитета

Под разными наименованиями концепция суверенитета как фундаментальный принцип национального и международного политического порядка существовала с ранней античности, а точнее со времен Аристотеля.

Тем не менее, концепция суверенитета в ее современном понимании начинает формироваться с XVII века. Учитывая теократические основы политической власти в средневековой Европе, ранним христианским сообществам не было необходимости в суверенитете на своей территории. Однако постепенно политическая власть эмансипировалась от религиозной, а развитие принципа суверенного равенства закладывало основы установления светской территориальной государственности.

Обычно считается, что современная концепция суверенитета восходит к ее официальному освящению Вестфальским договором 1648 г. (см. Вестфальский мир). Именно тогда были официально утверждены принцип территориального разграничения государственной власти и принцип невмешательства. Вестфальский суверенитет можно рассматривать как новацию в двух отношениях: светская власть над определенной территорией признавалась верховной и независимой от религиозной; в сферу суверенной юрисдикции больше не допускалось внешнее вмешательство, ни религиозное, ни светское.

Первые стройные концепции государственного суверенитета обычно связывают с именем такого мыслителя как Жан Боден (1530–1596) и его главной работой «Шесть книг о государстве», опубликованной в 1576 году. Представление Ж. Бодена о суверенитете отличается от средневековой концепции, прежде всего, тем, что оно отделяет суверенитет от личности суверена; суверенитет стал реальной функцией, которую можно присвоить любому человеку или учреждению. Во-вторых, суверенная власть Ж. Бодена по определению не может быть предметом каких-либо правил или ограничений; суверенитет составляет абсолютную и постоянную власть. Наконец, суверен является источником закона и не подчиняется своим собственным законам, хотя, в своей деятельности связан законами Бога и природы.

Томас Гоббс (1588-1679), освободив учение о государстве и суверенитете от религиозного содержания, отстаивал теорию их договорного происхождения. Он модифицировал концепцию Ж. Бодена, доведя трактовку абсолютного суверенитета до апогея. Т. Гоббс рассматривает суверенитет как высшую и абсолютную власть, которой подчинены все другие, но которая сама не подлежит никакому контролю. Установленная волей граждан, она не может быть уничтожена по их произволу. Актом договора они связали себя обязанностью подчинения, от которой не могут отступиться. При этом суверен, будучи сам подданным Бога, должен соблюдать естественные законы и обеспечивать безопасность народа.

Джон Локк (1632–1704) впервые отдает приоритет закону, которому должны подчиняться все, включая монарха. Он утверждает, что «выше всех стоит закон, из подчинения которому никто, даже монарх не может быть изъят, а верховная власть принадлежит большинству, то есть народу». Согласно Д. Локку, крайне важно установить строгие ограничения власти суверена и обеспечить разделение властей, а также конституционный контроль над ними.

Согласно учению Жан-Жака Руссо (1712–1778), общественный договор дает государству неограниченную власть над всеми его членами, участниками соглашения. Эта власть, направляемая общей волей, и есть единый, неделимый и неотчуждаемый суверенитет народа. По мнению Ж. Руссо, государство может располагать внутренним суверенитетом, не обладая внешним, так как внутри страны суверенитет зависит только от односторонней воли государства и поэтому абсолютен, а вовне он является результатом межгосударственного общения и, следовательно, всегда относителен и ограничен.

В XIX веке основной акцент в дебатах переносится с внутреннего суверенитета на внешний, касающийся независимости суверенных государств за пределами их национальных границ и равенства прав во взаимоотношениях. Вскоре внешний и внутренний суверенитет стали рассматриваться как две стороны одной медали. Для того чтобы государственная власть оставались верховной внутри страны, она должны быть независимой извне.

Конфликты между суверенными государствами вызывали необходимость разработки международно-правовых норм, регулирующих их взаимоотношения. В отсутствие глобальной верховной власти государства могли нести ответственность друг перед другом только в соответствии с свободно подтвержденными взаимными обязательствами. И единственный способ обеспечить соблюдение этих обязательств — это установить международно-правовые гарантии взаимного уважения суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств.

Начиная с XIX века и, в частности, с Венского конгресса (1814–1815) международное право признается в качестве права, обеспечивающего международное сосуществование суверенных государств; оно охватывает все области, относящиеся к организации внешнего суверенитета, от урегулирования границ до разрешения споров между государствами. Оно также защищает внутренний суверенитет, запрещая вмешательство в дела других суверенных государств и гарантируя иммунитет от органов власти других государств. Необходимость в таком законе сосуществования дало толчок к проведения кодификацию международного права во второй половине XIX века и созданию первых международных организаций, посредством которых государства могли организовывать свои отношения более эффективно, чем на двусторонней основе.

Виды суверенитета

Теории и практике известны три разновидности понятий суверенитета: государственный, народный и национальный. Несмотря на тесную связь между ними, эти понятия имеют различные значения.

Государственный суверенитет — исторически первая «разновидность» суверенитета, возникшая благодаря сочинениям Ж. Бодена, Т. Гоббса и другим в связи с усилением монархической власти в ряде европейских государств в XV–XVI вв. Государственный суверенитет рассматривался ими как высшая, абсолютная, постоянная и свободная от законов власть над гражданами в политическом сообществе.

Народный суверенитет как понятие появился в Новое время (в трудах Д. Локка, Ж. Руссо и др.) в результате возникших противоречий между гражданским обществом и абсолютной властью государства. Народный суверенитет определяется как полновластие народа, т.е. обладание народом социально-экономическими и политическими средствами для реального участия в управлении делами общества и государства.

Понятие «национальный суверенитет» в собственном смысле возникло в XX веке, в эпоху национально-освободительных движений, деколонизации и образования новых независимых государств. Национальный суверенитет заключается в праве нации на политическое, экономическое и культурное самоопределение для сохранения своей самобытности, образа жизни, языка, культуры, а также для обеспечения своего свободного развития.

Народный и национальный суверенитет лежит в основе государственного суверенитета, поскольку именно государственный суверенитет выражает и гарантирует как волю народа в целом, так и каждой нации и народности в отдельности.

Политический и юридический суверенитет

Государственный суверенитет представляет собой комплексное политико-правовое явление, в котором политическая и правовая сторона находятся в неразрывной связи.

Политический (фактический) суверенитет означает реальную возможность господствующей в определенном государстве политической силы самостоятельно выражать как в правовых, так и внеправовых формах свою волю и реализовывать ее без внешних ограничений.

Источником политического суверенитета необходимо признать волевой акт, послуживший причиной установления политической власти и образования государства на данной территории.

Носителем политического суверенитета выступает относительно обособленная часть народа, объединенная экономическими, идеологическими, религиозными, национальными и другими факторами, преследующая общие цели и задачи, при этом, ввиду господствующего положения, имеющая возможность участвовать в осуществлении верховной власти в обществе.

Юридический (правовой) суверенитет — это внешнее формальное закрепление верховенства, независимости и самостоятельности государства, выраженное в системе государственных органов власти и системе законодательства.

Источниками юридического суверенитета являются юридические документы, в которых провозглашается и обосновывается суверенитет данного государства: конституция, декларация независимости, акты государств о признании суверенитета со стороны другого государства и т. п.

Носителем юридического суверенитета является вся система органов государственной власти государства, между которыми разделена компетенция. Именно данные органы осуществляют власть, издают властные распоряжения в виде нормативных актов, а также представляют государство в международных отношениях.

Политический и юридический суверенитет являются двумя сторонами единого явления суверенитета. Эти стороны возможно рассматривать отдельно, однако именно их соединение характеризует качественное содержание суверенитета.

Внутренний и внешний суверенитет

Суверенитет, в его современном понимании, обладает двумя различными измерениями – внутренним и внешним.

Внутренний суверенитет означает, что государство способно контролировать все формы внутренней жизни страны, распоряжаться своей территорией и ресурсами, а также принимать общеобязательные на всей территории страны законы и обеспечивать их исполнение.

Внешний суверенитет означает, что государство способно самостоятельно осуществлять свою внешнюю политику, по своей воле устанавливать или разрывать дипломатические отношения с другими государствами, вступать в международные организации и выходить из них, заключать международные договоры, решать вопросы войны и мира и осуществлять защиту своей территории.

Несмотря на то, что внутренний и внешний суверенитет – это лишь проявление одного и того же принципа государственного суверенитета – его атрибуты, различие между ними имеет важное значение на практике.

Прежде всего суверенитет в обоих случаях осуществляют разные институты: исполнительная власть выступает в качестве суверена во внешних делах, в то время как во внутренних делах суверенитет, как правило, воплощается законодательной властью.

Во-вторых, их функции различаются: в то время как внутренний суверенитет относится ко всем политическим и правовым вопросам, внешний суверенитет обычно касается только вопросов взаимоотношения или сотрудничества между суверенными субъектами.

Наконец, внешний суверенитет нельзя рассматривать в терминах верховенства, полновластия, исключительности, поскольку суверен может сосуществовать только наравне с другими суверенами. Внешний суверенитет выражает равноправие и независимость государств на международной арене.

Абсолютный и ограниченный суверенитет

Основатель теории суверенитета – Ж. Боден указывал, что «суверенитет есть абсолютная и постоянная власть государства». Таким образом утверждается, что государственный суверенитет един, неделим и безусловен.

В настоящее время все чаще высказываются мнения об ограниченности государственного суверенитета. Многие авторы предрекают «закат» государственного суверенитета, вынужденного «делиться» своими полномочиями с международными структурами, неправительственными организациями, бизнес-сообществом и т.п. Утверждается, что любой международный договор в той или иной степени ограничивает суверенитет участвующих в нем государств.

Признавая в некоторой степени правоту сторонников ограниченного суверенитета все же следует не согласиться с ними.

Суверенитет является непременным и имманентным свойством любого государства. Та или иная политическая организация общества не будет являться государством, если не обладает суверенитетом. То есть, суверенитет либо есть, либо его нет. Если его качества претерпели коренные изменения, то это уже не суверенитет.

Предположение того, что государственный суверенитет является ограниченным, ставит неразрешимые вопросы. Например, непонятно до какой степени суверенитет должен быть ограничен, чтобы перестать быть таковым? Для того, чтобы ответить на данный вопрос, суверенитет нужно разделить на составляющие элементы, обозначить предел его ограничения. Однако этого сделать невозможно. Суверенитет – это не структурное образование, это абстрактное целостное качество государства, которое не поддается дроблению.

Заключая международные соглашения, государство не ограничивает свой суверенитет или свободу, а наоборот, реализует их поскольку действует в собственных интересах. Государство может в любой момент отказаться от данных обязательств, несмотря на то, что взаимозависимость государств в современном мире делает подобную линию поведения практически невозможной.

Суверенитет и международное право

Суверенитет и международное право — исторически взаимосвязанные категории. Международное право обусловлено существованием суверенитета государств и вместе с тем служит гарантом его обеспечения.

Международно-правовые источники суверенитета

Среди источников международного права, закрепляющих принцип внутреннего и внешнего суверенитета как таковой, следует упомянуть общие принципы права и международное обычное право. Более того, в международном правопорядке принцип суверенитета является одним из его основополагающих принципов, нормой ius cogens. Однако в самом международном праве отсутствует формально-юридическое закрепление понятия государственного суверенитета.

В конвенционном международном праве можно найти многочисленные варианты принципов «связанных» с суверенитетом, но не его самого. В частности, это п. 1 ст. 2 Устава ООН о принципе суверенного равенства, а также Декларация о дружественных отношениях 1970 г., раскрывающая содержание принципов международного права, вытекающих из принципа суверенного равенства государств.

Суверенитет как источник международного права

Если внутригосударственное право в силу верховенства государства устанавливается государством и выражает его волю, то международное право является продуктом соглашения государств по поводу существа его норм и признания их юридически обязательными. Это соглашение достигается путем согласования воль государств. Поэтому в нормах международного права, регулирующих международные отношения, выражена согласованная, а тем самым и общая воля устанавливающих эти нормы государств, детерминированная их взаимным интересом и потребностями. Ведь именно посредством договора устанавливаются, изменяются или отменяются общепризнанные принципы и нормы международного права, включая нормы jus cogens.

Таким образом, международное право создается суверенными субъектами международного права – государствами. Поэтому можно сказать, что суверенитет является источником международного права. А основные принципы международного права – это нормы, регулирующие поведение государств и иных субъектов международного права во всех сферах международных отношений. Они устанавливают основные права и обязанности государств в международном общении.

Соотношение суверенитета и международного права

Спектр мнений здесь достаточно разнообразен: одни ученые считают, что суверенитет и международное право несовместимые, взаимоисключающие категории; другие полагают, что международное право исключает внешнюю сторону суверенитета и оставляет за государством лишь внутреннее верховенство; третьи отрицают международное право как право в общепринятом смысле и тем самым защищают суверенитет; четвертые вполне удачно совмещают суверенитет с международным правом.

Преобладающее мнение сводится к тому, что государственный суверенитет и международное право взаимно обусловлены: государственный суверенитет – предпосылка международного права, а международное право – одно из средств утверждения государственного суверенитета в международных отношениях.

Безусловно, международное право не наделяет государства суверенитетом. Являясь членом международного сообщества, государство признает себя связанным нормами международного права, причем подчинение нормам международного права есть подчинение добровольное, которое не предполагает подчинение воле другого государства или какой-либо высшей власти.

Суверенитет и суверенные права

Верховенство и независимость государства проявляются в осуществлении его функций и предполагают наличие соответствующих суверенных прав, юридически обеспечивающих их осуществление. Однако наличие этих прав, являясь необходимым условием суверенитета, само по себе еще не достаточно для его образования.

Государственный суверенитет не является совокупностью суверенных прав, а предполагает формально-юридическую возможность обладания этими правами. Суверенитет как качество государства имеет отношение к вопросу существования государства – наличия его правосубъектности, а государственные права – к вопросу объема его правоспособности, возникшей именно в связи с наличием суверенитета.

К основным суверенным правам, раскрывающим содержание внутреннего суверенитета государства, принято относить:

Внешний суверенитет принято раскрывать через:

Конкретный перечень суверенных прав не является постоянным, а определяется функциями государства на исторической стадии развития. Также очевидно, что содержание этих прав может трансформироваться в зависимости от характера международных отношений, функций государства, изменения форм деятельности государства.

Суверенные обязанности государств

Суверенные государства имеют не только суверенные права, но и суверенные обязанности. Основные обязанности суверенных государств, касающиеся их взаимоотношений друг с другом, а также обращения с отдельными физическими лицами в рамках государственных границ, перечислены, среди прочего, в ст. 2 Устава ООН и Декларации о дружественных отношениях 1970 г.

Как субъект международного права государство обязано:

Источник

Значение слова «суверенитет»

android bar znachenije

Источник (печатная версия): Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследований; Под ред. А. П. Евгеньевой. — 4-е изд., стер. — М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999; (электронная версия): Фундаментальная электронная библиотека

Для обозначения этого понятия используется также термин государственный суверенитет для отличия от понятий национального и народного суверенитета. В современной политологии рассматривается также суверенитет личности или гражданина.

СУВЕРЕНИТЕ’Т, а, мн. нет, м. (полит.). Права, положение суверена, верховенство, права верховной власти (право). В 18 веке Англия утратила с. над Северной Америкой. || Независимость государства в его внутренних делах, право собственного законодательства. — Суверенитет союзных республик ограничен лишь в пределах, указанных в статье 14 Конституции СССР. Вне этих пределов каждая Союзная республика осуществляет государственную власть самостоятельно. Конституция СССР.

Источник: «Толковый словарь русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова (1935-1940); (электронная версия): Фундаментальная электронная библиотека

суверените́т

1. полит. независимость, самостоятельность государства или другого политического субъекта в его внутренних и международных делах ◆ Принципиально, что при любой форме объединения каждая из стран должна сохранить свой суверенитет.

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

Делаем Карту слов лучше вместе

USSR botПривет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я обязательно научусь отличать широко распространённые слова от узкоспециальных.

Насколько понятно значение слова выкидуха (существительное):

Источник

СУВЕРЕНИТЕТ

Суверенитет — источник верховной власти в государстве. Обладание суверенитетом — обладание этим источником.

Понятие «суверенитет» было введено в XVI в. французским юристом Ж. Боденом (1530–1596). В его трактовке суверенитет означает единство, непрерывность и безусловность верховной власти. Единство и непрерывность власти означает, что власть принадлежит только одному субъекту, что не предполагает никаких «разделений полномочий» и «сфер влияния». Безусловность суверенитета — это его свобода от всех договоров и влияний, как внешних, так и внутренних.

Подобной трактовки суверенитета придерживался и Т. Гоббс (1588– 1679), утверждая, что государство рождается тогда, когда люди, устав от «войны всех против всех», жертвуют своими правами в пользу одного — суверена, таким образом, «чтобы каждый человек считал себя доверителем в отношении всего, что носитель общего лица будет делать сам или заставит делать других в целях сохранения общего мира и безопасности, и признал себя ответственным за это; чтобы каждый подчинил свою волю и суждение воле и суждению носителя общего лица. Это больше чем согласие или единодушие. Это реальное единство, воплощенное в одном лице посредством соглашения, заключенного каждым человеком с каждым другим». По Гоббсу, даже самый плохой суверен лучше чем «естественное состояние», в котором окажется общество, если ему дать возможность самому составлять законы, по которым ему хочется жить.

Один из основоположников теории либерализма Дж. Локк (1632– 1704), возражая Гоббсу, утверждал, что «естественное состояние» скорее добро, чем зло, поскольку именно в этом состоянии человек является «абсолютным господином своей собственной личности и владений, равный самым великим людям и никому не подчиненный». Со своей же «свободой» в пользу верховной власти он расстается в силу постоянного посягательства на его жизнь и имущество со стороны других людей. Тогда народ выбирает себе власть, которая становится на службу народу, разделяет свои полномочия (см. Разделение властей) и проводит в жизнь те законы, «о которых согласятся сообщество или уполномоченные на то лица». Таким образом суверенитет, по Локку, принадлежит не государю, а народу, находящемуся «над властью».

Политическое учение Локка легло в основу доктрины народного суверенитета, возникшей в XVIII в. в противоположность средневековой доктрине «божественного права», согласно которой носителем суверенитета является монарх, получивший власть непосредственно от Бога, и без которого народ представляет собой неуправляемую толпу.

Дискуссия о природе суверенитета шла весь XVIII в., затем в XIX и в XX вв. В результате победила и стала общепринятой точка зрения сторонников народного суверенитета, предполагающая, что высшей властью и источником всякой власти в государстве является народ, выражающий свою волю через выборы, референдумы и т. п.

Несмотря на это, очень многие выдающиеся мыслители склонялись к противоположному мнению. Так, согласно Гегелю (1770–1831), политическое государство подразделяется на 3 субстанциально различные власти: законодательную, правительственную власть и власть монарха. Но, в отличие от теоретиков разделения властей, в т. ч. Локка и Монтескьё, он считает, что эти власти не могут быть самостоятельными и взаимно ограничивающими, т. к. это предполагает враждебность каждой из властей к другим.

Определяющей стороной власти, по Гегелю, является власть монарха, имеющего право окончательного решения. Гегель разделяет суверенитет внутренний и внешний, отмечая, что при феодальной монархии государство было суверенно в отношении других государств, но не у себя внутри, поскольку различные власти и функции государства частью находились в ведении независимых корпораций и общин, частью были собственностью отдельных лиц. Внутренний же суверенитет государства состоит в господстве целого, в зависимости и подчиненности различных властей государственному единству, воплощенному в монархе.

Мысль о том, что в государстве суверен должен находиться и над прочей властью, и над законом, была близка А. Пушкину, утверждавшему, что «закон — дерево… с одним буквальным исполнением закона не далеко уйдешь», сам по себе закон не может угодить правде, и потому «нужно, чтобы один человек был выше всего, выше даже закона». То есть, по мысли Пушкина, закон — это не юридическая догма, он не может быть превыше всего, поскольку сам закон так же проистекает откуда-то. Этот источник и есть суверен, и он над законом. Сам народ не может быть над законом. Это привело бы к анархии, следовательно, над законом может быть один и только один человек. Человек, стоящий над законом — монарх — единственный имеет возможность исправлять законодательные огрехи, обладать, например, правом вето, правом помилования.

Проблему суверенитета детально разрабатывал в начале ХХ в. немецкий философ и юрист К. Шмитт (1888–1985). Шмитт убежден, что суверенитет — это не норма взаимного признания и не принцип верховенства закона (как считали либералы), а право на исключение, на объявление чрезвычайного положения. Именно с объявления чрезвычайного положения (формального или неформального) начинает свою политическую деятельность суверен, объявляя ничтожными все прежние законы. И именно поэтому ему принадлежит суверенитет.

Причину, по которой восторжествовала идея народного суверенитета, Шмитт находит в произошедшей в середине XVIII в. десакрализации и механицизации субстанции политического: «Всеобщее действие правовой формулы отождествляется с не знающим исключений действием законов природы. Суверен, который в деистической картине мира, пусть и вне мирового целого, оставался все же механиком огромной машины, радикальным образом вытесняется. Машина работает теперь сама по себе».

Государственный суверенитет имеет две стороны: внутреннюю сторону — исключительное монопольное право на законодательство, на управление и юрисдикцию внутри страны, на отмену и признание ничтожным любого незаконного проявления другой общественной власти; и внешнюю сторону — самостоятельность и независимость во внешних делах страны, недопустимость вмешательства во внутригосударственные дела извне.

Суверенитет — главный признак, отличающий независимую державу от колонии или автономии, пусть и обладающих определенной политической свободой. Реальным суверенитетом, т. е. возможностью государства самостоятельно определять свою внутреннюю, внешнюю и оборонную политику, заключать или расторгать союзы и т. д., обладает сравнительно небольшое число государств.

Введенное Ж. Боденом понятие «суверенитет» служило обозначением власти сюзерена, в отличие от власти вассальных правителей. В то время после распада Священной Римской Империи фактически независимые государства и правители Европы считались подчиненными одному верховному правителю, ведущему свой род от Карла Великого и утверждаемому на этот пост главой Ватикана (как наследника Римской Империи на основании позднее признанного фиктивным завещания Императора Константина I). Однако уже в XVII в., после заключения Вестфальского мира (1648) большинство европейских государств, включая вассалов Священной Римской Империи, были объявлены суверенными, что положило начало современной геополитической системе, а также придало понятию суверенитета смысл, который оно имеет и по сей день.

Суверенитет как норма международного права является одним из самых сложных его понятий. Это обусловлено, прежде всего, неоднородностью политических систем и государственных устройств различных стран мира, а также тем, что субъектами международного права являются не только государства, но и народы, а также отдельные граждане. Право народов на самоопределение, закрепленное в уставе ООН, послужило юридическим оправданием целой серии национально-освободительных движений, которые при поддержке государств социалистического лагеря привели в конечном итоге к краху колониальной системы.

Права человека, нашедшие отражение в конституциях большинства стран, также нередко вступают в конфликт с нормами, обеспечивающими понятие государственного суверенитета. В либеральных кругах нередко говорят о размывании понятия национального суверенитета, связанного с глобальными интеграционными процессами, в результате чего возникают и обретают все большую значимость наднациональные органы, такие как Евросоюз, которым суверенные государства частично делегируют свои права.

«Размывание» национальных суверенитетов выгодно, прежде всего, мировой олигархии, могущественным ТНК, становящимся определяющим фактором планетарной политики, «мировым правительством», действующим в интересах монопольного капитала. Их цель — десуверинизация и поддержание на низком уровне развития тех стран, которые они рассматривают в качестве источника дешевых ресурсов. Один из путей ее достижения — установление в таких странах режима управляемой демократии путем проведения «бархатных революций».

Российское руководство исходит из необходимости сосуществования и сотрудничества суверенных, свободных сообществ, что предполагает либерализацию международных отношений и демонополизацию глобальной экономики и отражается в получившем в последние годы широкое распространение понятии «суверенной демократии».

Источник

Мир познаний
Добавить комментарий

Adblock
detector